20:32 

Чей туфля?

!Liz!
Название: Чей туфля?
Авторы: Дети дождя
Бета: NoireSoleil
Пейринг: Саске | Наруто
Рейтинг: PG
Жанр: Стеб, юмор, романс, история
Размер: Мини
Саммари: Русское гадание и чем это чревато для парня
Состояние: Закончен
Дисклеймер: Отказываемся, ни на что не претендуем
Размещение: Только с нашего личного благословения (Разрешение получено)
Фэндом: Наруто
Предупреждение: АУ, ООС
От авторов: Гадание еще никого не доводило до добра…
Древняя Русь. Вечерок. Махонькая изба на опушке леса. Зима.
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали…

- Светланка, чего-то страшно мне гадать, то ли филин за окном кричит, то ли это зверь какой чудной к нам крадется…
- Оксанка, брось ты свои причуды и снимай с зеркала платок, время гадать подошло.
- Нет, страшно мне, сердце из груди выскакивает, того гляди, Богу душу отдам. Давай брата позовем, чтобы он с нами посидел?
- Что ты мелешь, глупая, неправильно это - с мужчинами… А представь, он какого черта косого там, в зеркале углядит, перехороним ведь друг друга. Нет, нельзя.
- Ну, очень сердечку страшно. Мы ему глаза завяжем, он нам все-таки брат, ничего не будет.
- Ладно, Оксана, только если вдруг что случится…

- Наруто, заходи, не бойся!
Молодой парень ввалился в избу, странно косясь на предметы гадания.
Он был как две капли похож на своих сестер: такие же голубые глаза и светлые волосы.
- Ну и зачем вы, девки, меня сюды заманили?
- Да ты не бойся, это все Светланка, страшно ей…
- Да, Наруто, присядь с нами, пожалуйста, что-то душа у меня не на месте…
- Да тебе даже в лес за ягодами страшно ходить, все боишься, что на тебя какой-нибудь леший накинется или водяной какой в болото утянет.
По избе разнесся веселый и заливистый смех.
- Чур меня, нельзя так смеяться, ведь праздник священный.
- Так, Оксанка, утихни и сядь на лавку, я первая начну.
- А мне куды?
- А ты к печке приткнись, чтобы отражение не путать и глаз недобрый в комнату не позвать.
Все расселись. Минута ждать суженого. По прошествии часа.
Ехидный голос из-за печки:
- Ну, что ж суженый-то не идет? Небось, вход найти не может...
- Помолчи, Наруто, ты все гадание портишь.
- Все, рта более не открою, а то вдруг спугну, и он с порога ноги унесет.
- Оксанка, давай другое гадание попробуем? Наруто, разбуди эту дуреху.

Вечером у забора:

- Давай, Светланка, кидай башмачок, кто первый его подберет, тот и суженый твой.
Усталый голос Наруто:
- Учитывая опыт с зеркалами, мы раньше замерзнем.
- Тогда сам кидай, раз такой былой детина.
- А мне же нельзя, я не баба и в ваши небылицы про всяких там суженых не верую!
- Да, Наруто, кидай, мы на тебе первый раз проверим.
- Да что вы, в самом деле, а если кто подберет?
- Кидай, говорено, это не твой башмачок, а Светланкин, если что - к ней отошлем.

Разбежался Наруто, замахнулся и кинул. Улетел башмачок далеко. Думали, за ветку березы зацепится или в огород к соседям улетит. Послышался громкий вскрик.
- Кто это?
- Небось, черт идет?
- А ежели в татя попали?

Все трое выбежали на дорогу. Снег идет. В сугробе валяется тать.
- Неужто помер?
- Ой, что люди-то скажут? Заморского прибили. Позор-то какой. Чтоб от сапога и сразу… Ей богу, не простят.
- А может, это отцовский башмак был? Коли так, точно насмерть, он коня уложит разом.
- Может, закопать его, Светланка, в огороде Никифорыча?
- И чего мы скажем? Ночью посадили иностранный овощ?
- Дуры, живой он. Дышит.

Молодой заморский тать лежал в сугробе с башмаком на челе.
- Красивый какой. Повезло тебе, Светланка, твой сапог был.
- Ой, правда, чего только теперь с ним делать?..
- Так, девки, его надобно в дом занести, здесь он утром проснется снеговиком.
- И что нам делати прикажешь?
- Вы его за ноги, я - за руки и понесли.
Подняли с горем, втаскивают в дом.
- Оксанка, ну чего ты делаешь? Не видишь, угол? Обожди, он через него не пройдет. Так, вноси медленно, обожди, говорю, не пройдет он через угол… и через лавку тоже. С такими темпами он на родину по частям уедет.
- Тяжелый-то какой. Что ж они там у себя за морями жрут, что весят больше нашего теленка!
- А где Оксанка? То-то я чувствую, как на грудь давит.
-Она за башмаком убежала. Господь с тобой, пусти татя, Светланка, я сам его донесу.
С горем уложили на кровать.
- Ой, а он ведь и без шубы, и это в такие-то морозы, неужто до нас воры какие обокрали!
- А мы ему вдобавок еще и башмаком по челу попали! Бедняга!
- Гляди, какой он синий, видать, долго по лесу плелся. И что мы теперь мамане с отцом скажем?
- Отколь я знаю, скажем, мол, с чертом спутали и по башке стукнули со страху, а когда в толк взяли, что не черт, поздно было его на прежнее место воротить! – Наруто посмотрел на незнакомца и добавил: – Вот тебе и погадали…

В избу вбегает запыхавшаяся Светланка и падает в ноги к брату.
- Прости, прости меня, Наруто, дура я, дура, горе мне бесстыдной!
- Что стряслось? Или нечисть какая страху на тебя навела? - Наруто помог подняться с пола сестре и усадил ее на кровать.
- Черт меня попутал, любимый братец! Не свой я башмачок тебе дала, - Светланка бросилась ему на шею и разрыдалась.
- А чей же, неужто…
- Твой, твой. Только сейчас увидела и охала-ахала, а делу не поможешь, придется теперь тебе слово перед чужестранцем держать, - и Светланка опять залилась слезами.
- А нельзя ли просто взять да и сказать, что башмачок был Светланкин?
- Что ты, что ты, Наруто, тогда быть беде! Коли не по обычаю все, не по правде, то и счастья в будущем нам ждать не придется!
- А так мне счастье, что ли, будет? С ним? Да что вы, бабы, дуры совсем!..
- Не пропадешь, гляди, как повезло, не каждой такой красавец достается.
- Но не мне же! Вот учудили девахи… Теперь точно быть беде.
- Мм-м-м, - как бы в подтверждение этих слов, иностранный тать глухо застонал, приоткрывая рот и корчась.
- Аа-а-а, он, кажется, помирает! – Светланка вскочила с кровати и выпучила глаза на чужестранца.
- Да нет же, это Оксанка на его ноге сидит, а он от боли то и взвыл! Сестрица, встань да принеси пуховых одеял, а ты, Светланка, бадью воды, тряпиц каких сухих.
Как девушки вышли, Наруто расположился подле незваного гостя, стал стягивать с него богато расшитое платье.
- Правду говорили девки, красивый какой! Волосы, словно уголь, черные, мягкие, как шелк, кожа светлая, нежная, губы алые-алые, как спелые вишни, а пальцы - тонкие и изящные. Наверное, из знатных, имеет высокий чин, служит государю своему.
- Где я? - чужестранец приоткрыл глаза, медленно приходя в себя.
- Горе-то какое! И что же делать теперь? Ой, чувствую, конец мой пришел. Ну, была-не была!..
Наруто быстро стянул с кровати Светланкин платок и впопыхах косо навязал его себе.
- Не бойся, добрый молодец. Какие-то разбойники на тебя напали, мешок твой с богатством забрали, шубу казенную унесли и самого с холма спустили. Ты головой ударился и долго не приходил в себя. Мы тебя и нашли неподалеку, когда за ягодами ходили. (П/а – зимой, ночью глухой за ягодами ходили, ага. Видать, Наруто от такой красоты совсем одурел).
Чужестранец закивал головой и что-то еще спросил.
- Не слышу голоса твоего ясного, чего ты желаешь?
- Как зовут тебя, красавица, спрашиваю.
- Да зачем тебе имя мое нужно? Мы же распрощаемся скоро, не посмею задерживать такого знатного человека.
- Окажи честь, скажи имя мне свое доброе, иначе как я тебя в жены брать буду?
- Да что ж ты, совсем одурел от боли? Мы не знаемся совсем, а ты уже женой меня кличешь, а может, я сейчас тебя вообще до нитки обворую и на мороз босого выгоню?
- Нет, ты добрая девушка, ты спасла мне жизнь, я тебе обязан, и должен взять тебя в жены в благодарность.
- Да не надо налагать на себя такие обязательства, я от чистого сердца… я… по доброте душевной…
- Наруто, мы воды принесли и льняных одеял, - в светлицу зашли Оксанка и Светланка.
- Так тебя Нарутой зовут…
- Несите сюда. Так, выпей это, чужестранец, тебе лучше станет. Выпей, говорю…
- Меня Саске зовут.
- Пей, Саске, тебе силы восстанавливать надо!
- А может, ты не будешь так усердствовать, а то он уже нахлебался, заболеет ведь...
- Молчи, Светланка, он должен запамятовать обо всем!
- По какой же такой надобности?
- Скажу, когда он уснет, а то еще на мороз от стыда выскачет!

Ночь.

- Наруто, а почему мы сидим и шепчемся под одеялом в курятнике?
- Потому что, если услышит этот сударь, а потом узнает и вся деревня, да что там, все его «заморье» узнает, что он в жены себе молодца выбрал, то есть меня, быть беде!
- Да что ты, братец, неужто он…
- Да, так все и было, с легкой руки он меня замуж позвал!
- Соглашайся, Наруто!
- Да вы на смерть меня посылаете, что люди-то скажут?!
- А мы тебя девкой сделаем, не отличишь!
- А когда до брачной ночи дойдет, кто меня девкой сделает?! Или, может, мы местами обменяемся?
- Не бойся, Наруто, такой шанс выпадает только раз в жизни!
- Не пойду и не просите! Нас с вами не отличишь, иди ты, Оксанка, он не отличит спросонья, точно тебе говорю.
- Ну, раз ты так просишь…

Утро.

Оксана подходит к кровати спящего в том же платке, что и Наруто ночью.
- Добрый молодец, как здоровье твое?
- Хорошо здоровье, крепчаю, видать, скоро уезжать мне.
- Так и быть, заморский господин, пойду за тебя замуж, только тебе слово придется перед моими родителями держать.
- Ради бога, извините! Что вы только что сказали? Кажись, ухо одно у меня промерзло. Кликните, пожалуйста, Наруту, мне нужно с ней еще раз объясниться.
- Да… конечно.

Некоторое время спустя к Саске, наконец, пришла «Нарута».
- Здравствуй, сударь, мы тут с сестрами посовещались и решили, что вам будет лучше еще какое-то время побыть у нас. Здоровье у вас, как я погляжу, никуда негодное, хрипите так, что всех коров в хлеву подняли нынешней ночью. Лечиться вам надо, отдыхать. Ну, уж а мы тут за вами присмотрим.
- А вы как же? Думали над моим предложением?
- Над каким таким предложением? Вы вчера бредили, несуразицу какую-то плели, да коли будешь над каждым словом больного человека глумиться!.. Да что вы, да как я мог... ла?..
- Нет, красавица, я отчетливо припоминаю…
- Да снилось вам, поди, снилось…
- Нет, я точно помню, что вы должны стать моей женой.
- Оксанка, тащи кипятку, сударю плохо!
- Вы ведь поедете со мной?
- Да как же это? Да разве можно дом отчий бросать, да с незнакомым в страны чудные деру давать, да еще и с заморским…
- А ежели я вам все про себя поведаю и сам вам приданое обеспечу, подумаете?
- Ну, подумаю-подумаю, куды от вас деваться-то теперь... Оксанка, где тебя черти-то носят?!
Входит Оксанка. Воспользовавшись появлением сестры, Наруто уходит в светлицу, там его встречает Светланка.
- Ну что, вышло по-нашему?
- Вышло, только не по-нашему, а по-евонному, - Наруто снимает платок и садится рядом с сестрой. - Признал, признал он, окаянный, меня, Светланка! И замуж пуще прежнего зовет.
- Не вешай головы, что-нибудь скумекаем!
- А что мы мамане с отцом скажем, когда они вернутся? Какое тогда слово держать будем? Что на дороге подобрали брошенную заморскую душонку, которая нашего русского сапога отведала?! А сапожище мой оказался, и теперь этот «заморский глухарь» замуж меня кличет?!
- Не серчай, братец, отец с матушкой умчалися с утра на Ярмарку. Как петухи прокричали, они скотину накормили, на телегу запрыгнули и отбыли. Я сама видала. А как они воротаются, мы что-нибудь сотворим, и Саске все запамятывает, только травы да слова волшебные нужны будут. И сном глубоким добрый молодец заснет, а как очнется, так память-то у него и сделается пустой.
- Не верю я во все это, но коли толк выйдет, можно попробовать.
- Только когда мы с Оксанкой в лес пойдем, а потом заговаривать снадобье сядем, то ты, Наруто, займи делом каким чужестранца, чтобы чего недоброго не заподозрил он.
На том и порешили. Девушки в лес ушли, а Наруто, переодевшись в девичий сарафан и завязав разноцветный платок на голову, вошел в горницу к Саске. Тот почивал, устроившись на боку. Рубашка на груди расстегнулась, волосы черные по перине разметались. Наруто подошел к гостю, и дабы не потревожить сон ясный, сел рядом на лавку дубовую. Не заметил, как залюбовался лицом светлым, прислушался к дыханию ровному, сердечко молодое в груди так и застучало, и подумалось тогда отроку: «Мил он мне, ох, люб, взгляд его вольный завораживает… Нет, не будет мне счастье, коли так думается, коли против существа своего думы думаю».
Крепко задумавшись, Наруто не углядел, как чужие пальцы схватили его за руку.
Наруто вздрогнул, в темноте вечерни привиделась ему чудная картина. Уж не сам ли черт по его душу пришел?

- Красавица, почему очи свои ясные потупила? Али задумалась о чем?
- Ой!.. Святая богородица, это ты, добрый молодец, а я уж было подумала, что нечисть к нам в хату пробралась и дела недобрые замышляет!
- Будет тебе, Нарута, вся нечисть в лесу да в подворотнях прячется, она людского глаза боится.
- Что-то не верится мне. Давеча у соседней купеческой дочки кошка по вечерне стала голосом человеческим сказки рассказывать, а у самого священника, сказывают, башмаки ночью плясали и по всей комнате хороводы водили!
- Не пугайся, красавица, иди лучше ко мне, я тебя поцелую. Со мной тебе нечего боятся, я тебя от любой напасти защитить сумею.
Саске тянет за руку Наруто к себе.
- Что ты, что ты, добрый молодец, а вдруг кто увидит, заклюют ведь люди недобрые.
- Не страшись людских сплетен, сейчас темно и нас никто не заприметит! А коли и так, я всем скажу, что ты моя невеста!
- Ой, что-то плохо мне, грудь сдавило, дышать тяжело! – Наруто вырвал руку из пальцев Саске и схватился за грудь, откинувшись на лавке.
А про себя думает: «Надобно бы уже сестрицам из леса воротиться, стемнело давно, и Саске, того гляди, облобызает всего!»
Не успел Наруто опомниться, как его с лавки подняли и к молодецкой груди прижали, а руки крепкие вокруг талии обвились, не вырваться.
- Что с тобой, девица моя милая, моя хорошая, дурно душеньке твоей, али кольнуло где? – голос чудесный так и льется из сладких уст, а горячее дыхание обжигает щеки, что дух захватило и голову повело.
- Не тревожься, Саске, я просто плохой сон вспомнила, что ночью снился, вот и напугалась, не бери в толк, - Наруто руки расцепил, что талию его обвили, и взгляд гордый отвел.
- Тем паче, не пристало девушкам во всякие сны верить. В моем государстве, откуда путь я держу, дамы в такие небылицы не веруют, сами уже грамоту изучают и умные беседы ведут.
- Вот и возвращайся туда, где ваши «дамы» проживают, чего тебе здесь за невежей бегать...
- Ну, что ты, Нарута, не хотел обидеть я тебя. Посмотри ясным взором своим да улыбнись.
- Ну и как же государство твое называти? И зачем к нам ты явился?
- Государство мое Францией называется, посол я великокняжеский, еду к вашему государю с грамотой, надобно мне ее передать. Но разбойники в лесу напали и обворовали меня, теперь слово держать надо перед своей страной и перед вашим государем. А как дела улягутся, заберу тебя с собой в Париж.
- Я тебе еще слово не дала, а ты меня уж вести куда-то собрался. Попридержи коней, думы я крепкие думаю, дом отчий жалко бросать, сестер, на кого ж я их оставлю?!
- Неужто не веришь мне?.. Ступай за мной во двор, перед всем честным народом скажу, что невеста ты моя, что обвенчаться я хочу и увезти тебя с собой!

Вдруг ветер дунул, дверь в избу отворилась. Сестрицы пришли. Наруто и смекнул: если Саске их сейчас увидит, то быть беде. Отвар волшебный не получится и чужестранец обо всем узнает.
- Ой-ой, плохо мне, что-то совсем сердце зашлось, в глазах темнеет, свет мне не мил! – как сказал, так и обвис на руках молодецких. Пока Наруто прислушивался к шагам Оксанки и Светланки, ушли ли, дверь ли затворили, Саске, не раздумывая более, обнял Наруто и поцеловал его в уста «девичьи».
Наруто не воспротивился, уперся руками в крепкую грудь, прильнул к губам. Думы все из головы выскочили, а ноги от такой любовной натуги подогнулись.
- Видишь, как люба ты мне, Нарута, будь же моей суженой. Все тебе дам, ничего не пожалею, что угодно проси. Сердце мое на части разрывается от мысли, что ты ответ мне не дашь. Люблю я тебя, - вымолвил Саске и опять потянулся к губам «милой» своей.
- А коли любишь, то и потерпишь, чай, не до масленицы ждать.

Этим же вечером Наруто шел с волшебным зельем к заморскому господину. Тяжело было у него на сердце, не хотел он, чтобы Саске его забывал, но делать было нечего, родители вот-вот вернутся, ответ перед ними держать придется.
- Вот, Саске, отвар травяной, сама варила, он поможет тебе выздороветь.
- Да здоров я уже, руку в кулак могу сжать и тебя на этой же руке поднять!
- А ты не хвастайся, а пей, лишним не будет, а не то вдруг опять какая зараза пристанет! Как выпьешь, ответ я тебе свой вымолвлю.
Дрогнула у Наруто рука, когда он зелье Саске отдавал, сердце в нем застыло, а ясный взор грустью-тоской затуманился.
- Что с тобой, милая, не обидел ли кто?
Не смог Наруто глядеть, как Саске отвар пьет, закрыл лицо руками, выскочил во двор, а оттуда в лес пустился бежать, срывая на бегу платок.
Не успел Саске выбежать вслед за Наруто, как родители сестер и Наруто с ярмарки вернулись. Тут уж ничего не поделаешь, пришлось объясняться.

Краснощекая баба, добротная, необъятного размеру, в красном платке да шубе овечьей, вошла в избу, за ней щупленький, худенький мужичок проскочил с сундуками на горбе и гостинцами разными.
Саске отставил чашу с отваром, так и не успев притронуться к ней, встал, надел кафтан и приготовился держать ответ перед родителями «Наруты». Они как в горницу вошли, так и застыли. Туда же вбежали Оксанка и Светланка встретить родителей, и также застыли, позакрывав рты ладонями в испуге.
- Сударыня, сударь, - начал Саске. – Я посол из дальнего королевства, приехал сюда, дабы передать грамоту вашему царю, но в пути меня обокрали, оглушили и оставили умирать. Спасла меня ваша дочь, и я прошу у вас ее руки.
- Которой из дурех ты руки, молодец, просишь, Оксанки иль Светланки?
- Наруты.

Минута прошла в молчании.

- Слыхал, отец, нашего Наруто замуж берут! И не абы кто, а целый посол чужеземный примчалси. Вишь, где уже про нашего дурака прослышали!
- Отколь, красавЕц, тебя к нам занесло? Из какого диковинного государства?
- Из Франции, из града Парижа, простите, а по какой…
- А ну-кась, встань супротив меня, я погляжу на вид твой статный.
- Что-то ты, ястреб мой, худощав, и лицо бледное, будто мукой обмазали, и щеки впалые, и роста не бишь какого высокого...
- Отец, глянь-ка, что скажешь?
- А что тут глядеть-то? В хате три бабы, а я замуж единственного сына выдаю! Как теперь в глаза людям смотреть буду?!
- Тьфу ты, окаянный! Если Наруто уедет в ихнею Францию, то и мы за ним потащимся, а там нам и светлица побольше по статусу положена будет, и девах замуж за таких же повыдаем, и жить будем припеваючи!
- А о нем ты подумала, баба глупая? Как он, по-твоему, замуж пойдет?!
- В платье его сунем, морду размалюем, под руки - и к алтарю!
- Прошу меня извинить, - чужестранец вежливо прокашлялся, - о ком вы сейчас беседу ведете, я никак в толк не возьму. Я жениться хочу на Наруте, это ведь ваша дочь?
Опять минута молчания.
- Наша… сын, то есть парень он, как и вы, господин молодой. И как вы своим заморским глазом не разглядели?
- Как «парень»?! Не дочь?! Это что же выходит…
И тут в ноги к Саске Оксанка и Светланка кинулись и всю правду, как на духу, ему выложили.

Поздний вечер. Наруто сидит на пеньке на окраине леса. К нему идет Саске.
Наруто увидал его, рукой по голове зашарил, а платка-то и нету. Видать, потерял, когда в лес бежал. Ну что ж, придется теперь правду сказать. Наруто развернулся к Саске и встал.
- Девица-красавица, собирайся в путь-дорогу, платья да платки свои не забудь.
- Ты что, очумел?! Парень я! Мужик, глухарь ты заморский! Неужто еще и слепой?! – кричит Наруто, а сердечко так и трепещет - не забыл, не выпил волшебного отвару.
- Твоя правда, ослеп, когда мне суженая по челу мужским сапогом залепила.
- Ой, батюшки, неужто правду кто растрепал?..
- Мне ваши родители все рассказали.
- И почему вы еще здесь, а не умчались на первом же попавшемся извозчике в свою Францию?
- Да как же мне без вас-то?
- А коли ли и со мной, я же не сестра, а брат, и спас я вас по глупости Оксанки от своего же сапога.
- А мне без разницы, - Саске подходит к Наруто и притягивает того за пояс к себе. - Хоть ты девица, хоть парень, хоть русалка из соседнего болота. Люблю я тебя, без памяти люблю, и ты тут, что хочешь, делай, но от себя никуда не пущу!
- А родители как же?.. Неужели благословили?
- Благословили.
- Ой ли! И батя?!
- Я ему обещал, что беречь тебя буду, пуще глаза своего, и недоброму человеку в обиду не дам. А еще избу новую и женихов для сестер твоих.
Наруто весь зарделся, спрятал лицо на груди у Саске.
- Дай я тебя поцелую, обниму крепко.
- А может, я еще и не соглашусь замуж за тебя... Может, я дома пережду, глядишь, и отвернет, – говорит, а сам уже в ответ обнимает Саске за шею, к губам тянется
- Думать о том забудь. В мешок посажу, силой увезу с собой во Францию.
- Обождите здесь, я в погреб слазаю. Там, помнится, давеча куча мешков припрятана была. Надо же мне будет что-то есть, пока меня будут в плену держать.
- Сапоги не забудь, любимый, у нас во Франции сейчас холода…

URL
Комментарии
2012-06-06 в 11:50 

Fraktsa
Может логика у меня и не очень правильная... Зато какая ИНТЕРЕСНАЯ!
:lol::lol::lol: Повеселило)))) Так непривычно было читать текст под старину!!
Автор, Вы молодец! Я никогда в этом не сУмневалась!!!

2013-06-16 в 22:19 

Pavhiy
"Шли всех на ху*! Ты прекрасна!"
Очень необычно, но прикольно =) Мне понравилось. Спасибо ))

2013-08-29 в 23:24 

Пушистик Ня =*~*=
Так необычно, странно и очень мило, их любовь вечна на всегда и на вечно.:)

     

Shadow

главная