!Liz!
Автор:TARINKA
Название:На кого Бог пошлет
Бета:word
Дисклеймер: "Ни на что не претендую"
Предупреждение: ООС, АУ
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Саске/Наруто
Жанр: романтика, юмор, яой
Размещение: только с разрешения автора
Статус: в процессе написания

Глава 3

Саске вошел в крохотный кабинет Наруто. Здесь всегда было светло и уютно. Хоть и царил небольшой беспорядок.
На письменном столе, среди прочего хлама, валялась оранжевая записная книжка с забавным лисенком на обложке. Повинуясь неведомому пакостному порыву, Учиха взял ее в руки и раскрыл наугад. И… увидел записанный номер телефона. Этот номер был ему знаком. Он его выучил наизусть, когда штурмовал редактора «Сентайм». Рядом с телефоном было написано и имя этого неприступного редактора.
Зачем Наруто номер телефона «Сентайм»? И откуда ему известно имя редактора этой мерзкой газетенки?
У Саске повлажнели руки. Он лихорадочно перелистал еще несколько страниц оранжевой книжицы и наткнулся глазами на нечто… Лицо у него вдруг исказилось, задергалось, глаза яростно заблестели. Он резко захлопнул занятную книжку, положил в карман и, взяв ножницы, отправился обратно в конференц-зал.
Наруто складывал в стопки бумаги в своем замысловатом порядке.
– Спасибо, – улыбнулся он своему боссу, молча протянувшему ему ножницы, и тут же удивленно спросил: – Учиха-сан, вам нехорошо? Вы плохо выглядите и так странно смотрите. У вас, наверное, температура поднялась.
– Да, мне нехорошо, – отозвался Саске и сам изумился своему поменявшемуся голосу – тот стал глухим как у настоящего больного. – Мне плохо…
Учиха не мог оторвать глаз от Наруто. Он, в самом деле, хотел заболеть, чтобы бредить в постели, а не в конференц-зале. А еще лучше, если бы он элементарно свихнулся.
– Может быть, вам таблетку принять? – предложил блондин, с беспокойством смотря на босса.
Учиха молча помотал головой.
– Пожалуй, на сегодня хватит работать, – вдруг сказал он. – Остальное можно закончить завтра. Вы свободны, Узумаки. До свиданья.
Глаза Наруто превратились в блестящие блюдца. Однако он ничего не сказал и пошел в кабинет, думая, что придирчивый Учиха не похож сам на себя – оставил на завтра то, что обычно непременно требовал сделать сегодня. Наверное, он точно плохо себя чувствует.
Наруто вышел на улицу и, отойдя на десяток шагов, по привычке обернулся на здание, где работал. И с удивлением заметил, как в его кабинете зажегся свет. Видимо, охрана решила удостовериться, что там все в порядке.
Парень пожал плечами и отправился в городской парк. Он всегда туда ходил после работы, чтобы спокойно отдохнуть. Наруто любил сидеть на лавочке и глядеть на проходящих мимо людей. Ему нравилось рассматривать человеческие лица, – каких только физиономий не увидишь, сидя в парке. Он изучал геометрию человеческих лиц, их глаза, множественные неправильности, особенности черт и мимики. Поразительно, сколько разнообразия!
Но самым интересным лицом он считал лицо своего собственного босса. Его все считали красавцем, и Наруто был вынужден с этим согласиться: бледная кожа, которая словно впитала в себя свет луны, темные волосы отливают вороньей синью, глаза всегда мерцают и кажутся бархатисто-восковыми, напоминая отполированный оникс. В них таился мрак, так что смотреть лишний раз на своего босса Наруто избегал, хотя его лицо притягивало парня как магнит.
Вообще Учиха Саске весьма смахивал на огромную кошку. Черную пантеру. И был также опасен, как эта хищная тварь. Наруто насчет него не питал никаких иллюзий. Обаятельный и вежливый, блестяще образованный и светский, куда ему до него.
Узумаки вздохнул, пытаясь отогнать мысли о мрачном Учихе, и тотчас спохватился. Он же должен сделать важный звонок! Его очень ждут.
Чертыхаясь, Наруто снял сумку и стал расстегивать все застежки на ней и лихорадочно искать записную книжку, где был записан нужный номер телефона. На телефонные номера у него была короткая память. Он с трудом припоминал даже собственный домашний. А уж чужие и подавно не мог вспомнить, как бы ни были они важны.
Оранжевой книжицы в сумке не оказалось. Наруто сразу занервничал и, паникуя, вытряхнул содержимое на лавочку. Книжки среди развала безделушек и бумажных обрывков не оказалось. Куда же он мог подевать свой бесценный блокнот? Узумаки, покрываясь испариной, мучительно вспоминал, кусая губы. Ах, да! Наверное, он забыл его в офисе. Точно! Черт побери, придется возвращаться.
…Свет по-прежнему горел в его кабинете. Только у него. Все остальные окна здания были темны. Наруто озадачился. Он поднялся на свой этаж. На мгновенье замер перед дверью, из-под которой лился свет, но после решительно нажал ручку.
…За его столом сидел Учиха и вертел в руках какие-то листки. Все ящики письменного стола были выдвинуты, папки – раскрыты, компьютер – включен.
На звук открывшейся двери Саске поднял голову. На застывшего Наруто уставились жуткие глаза. Он впервые видел их матовыми. Черные-черные. Зрачков не видно.
– А вот и mr Кьюби собственной персоной, – хищно оскалился брюнет, откидываясь на стуле, листы рассыпались, а на них – наброски карикатур. – Добрый вечер. Давно хотел с вами познакомиться.
Наруто оперся о косяк, не в силах ни сдвинуться с места, ни отвести глаз от злобно ухмыляющегося президента компании. На столе кроме листов валялась и его записная книжка.
Раскрытая.
На той странице, где больше всего виднелось крохотных рисуночков на полях…
В кабинете воцарилась тишина. Она казалась живой, колышущейся и вполне ощутимой.
Саске смотрел на Наруто, он – на него и, видя взгляд Учихи, понимал, что самое страшное еще впереди.
– Я вернулся за своей записной книжкой, которую забыл, – произнес он, когда живая тишина сдавила, выпуская из груди воздух.
– Занятная книжица, – ухмыльнулся Саске, кивая на оранжевый блокнот. – Там столько телефонов, что глаза разбегаются. Вы очень общительный человек, mr Кьюби.
– Могу ли я ее забрать?
– Не-е-ет, Кьюби, – ласково ответил брюнет.
– Меня зовут Узумаки Наруто, – блондин вызывающе вскинул голову.
И Учиха увидел, как в одну секунду поменялось его лицо. Спала глупая маска. Черты лица заострились и стали жестче. Теперь он видел перед собой совершенно другого человека – поразительно красивого с вызывающим огнем в глазах, которые сейчас были темно-синего цвета.
Ошеломительная метаморфоза.
Ему даже стало не по себе. У этой особы – злокозненный ум.
И он – его враг.
И он – в его подчинении…
– Узумаки Наруто. – Учиха сложил губы, будто смакуя произнесенное имя, а потом вдруг рывком поднялся с места. – Мне оно нравится больше, чем Кьюби. Второе вам не к лицу.
Наруто видел, что Саске со странным выражением приближается к нему. Он понимал, что ему следует поскорее хлопнуть дверью, бежать без оглядки, но не мог сдвинуться и с места. Учиха приблизился вплотную. Его руки вдруг обвились вокруг его талии и сжали. Наруто вскрикнул от ужаса, и запоздало задергался, пытаясь высвободиться. Однако брюнет с яростной силой притиснул его к стене.
– Где у вас находится совесть, Узумаки? – вкрадчиво поинтересовался Саске, низко склоняясь – так низко, что его дыхание задело пряди на висках. – Здесь? – Его рука легла ему на шею и заскользила вниз к груди. – Или здесь? – Рука соскользнула и обвила талию крепче, прижимая к себе.
Из Наруто вырвался приглушенный вскрик. Черные глаза напротив зловеще сощурились. Наруто снова затрепыхался в его руках, и эти отчаянные бесполезные усилия, видимо, доставляли его боссу истинное наслаждение. Учиха тихо завораживающе засмеялся. Его пальцы неожиданно стиснули лицо блондина, вздергивая к верху.
– О, Узумаки, вы даже не представляете, во что вляпались, – процедил Саске, любуясь на растерянное и немного испуганное выражение лица помощника. – И как круто теперь у вас изменится жизнь…
Наруто снова рванулся и… высвободился, оттолкнул Учиху и подошел ближе к двери. Тот отшатнулся, но на ногах устоял.
– Я не жалею о том, что сделал, и буду продолжать делать это. Вам меня не остановить, – процедил сквозь зубы блондин и бросился прочь из кабинета.
Саске тяжело взглянул на захлопнувшуюся дверь. Когда шаги стихли, он мрачно усмехнулся. Взглянул на оставленную, на столе оранжевую книжку, и препакоснейшая улыбка появилась на его губах.
Жизнь поменялась.
И для него.
И для Наруто тоже.

Глава 4

Идти. Надо идти. Туда ему все равно следует вернуться, хотя бы для того, чтобы уволиться по-человечески. Учиха, наверное, уже сделал все необходимые распоряжения. Его выставят так же, как и его опекуна Джираю. И подпись под увольнение будет стоять та же – Учихи Саске, бога-президента, будь он проклят и трижды неладен.
Но как ему посмотреть Саске в лицо? После того, что случилось накануне вечером в кабинете? Наруто зябко передернул плечами. Он не спал всю ночь, мучаясь и переживая заново те мгновения. Подобного поведения он не ожидал от лощеного президента, который старательно избегал любых скандалов и считался чистоплюем.
Слава Богу, что все закончиться сегодня утром. Ему укажут на дверь, и больше он не станет смотреть в ониксовые глаза президента издательского союза. Только в рисованные. Их он нарисовал много-много. И еще нарисует.
На своем рабочем месте он появился вовремя, не опоздав ни на минуту. И едва сел за стол, как коммутатор ожил:
– Узумаки, зайдите, пожалуйста, сейчас ко мне, – проговорил он деловым голосом Учихи.
Наруто едва удержался от желания перекреститься. Он тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. Игры закончились.
…Он вошел в его кабинет и остановился у порога. Учиха сидел, развалясь в кресле. Спокойный, деловой и… чрезвычайно опасный. Его пронзительные глаза мгновенно впились в вошедшего. Губы брюнета дрогнули. Скорее всего, в усмешке.
– Ну и что будем делать mr Кьюби… э-э… Узумаки? – вкрадчиво проговорил Саске, и столько всего невысказанного прозвучало в его мягком шелестящем голосе! Этот обволакивающий голос мог спровоцировать его на ужасные поступки.
– Ничего, – качнул головой Наруто. – Я увольняюсь!
– Да что вы говорите! – Саске откинулся в кресле и скрестил руки на груди. – И когда же?
– Прямо сейчас.
– О-о, как скоро. – Глаза Учихи вдруг сузились, став по-кошачьему хищными прорезями. – Однако перед расставанием все же поведайте, почему вы меня так возненавидели. Вчера я не успел поинтересоваться.
Вчера…
Наруто почувствовал, как лихорадочный жар разливается по щекам и стекает на шею. Вчера его руки скользили по его телу. Именно об этом Учиха так прозрачно сейчас намекнул. Он все отлично помнил.
Узумаки переступил с ноги на ногу. Ноги подрагивали от напряжения.
– Имя Джирая вам о чем-нибудь говорит? – произнес он тихо.
– Джирая? – Саске задумчиво сдвинул брови к переносице. – Знакомое. Однако не настолько, чтобы я мог припомнить сразу. Хотя, по-моему, он пишет романы…
– Это мой опекун, – резко отозвался блондин, почувствовав прилив клокочущей злости. – Он работал фотокорреспондентом в журнале "Синте" принадлежавшем союзу «Hitachi». И был уволен за то, что отказался становиться грязным папарацци и лезть к знаменитостям в постель со своим фотоаппаратом. Подпись под его увольнение поставили именно вы.
Брови Учихи взлетели вверх. Он уставился на Наруто с нескрываемым изумлением. А в голове продолжало крутиться названое имя. Джирая… Вспомнил!
– Кто вам рассказал эту историю? Ваш опекун? – мягко поинтересовался он, сжимая пальцы в кулаки. – Я припомнил тот случай. Да, его звали именно Джирая. – Саске уверенно кивнул. – И у меня имеется совсем другая версия событий. – Он вперил в Наруто опасный взгляд. – Ваш опекун, Узумаки, как раз и был папарацци. Мы с огромным трудом добились разрешения одной звезды сфотографировать ее дом изнутри, не касаясь интимных подробностей. Но Джирая умудрился сделать снимки звездного нижнего белья, а также содержимого холодильника с разоблачающими подробностями, как то, что помешанная на диетах звезда обожает в одиночестве поглощать тоннами высококалорийное мороженое и запивать его дешевым пивом. И все эти снимки он продал одному журналу с известной «славой». – Учиху передернуло, как будто он снова переживал те жуткие дни, когда все стояли на ушах. – Разразился громкий и неприятный скандал, сильно ударивший по нашему изданию и подорвавший его авторитет и репутацию. Нам пришлось заплатить такие аховые деньги в качестве компенсации морального ущерба оскорбленной в лучших чувствах звезде, что я с превеликим удовольствием расписался под его увольнением. И позаботился о том, чтобы ни одно приличное издание на работу его не взяло.
Наруто опустился на ближайший стул, оглушенный услышанным, но он не верил ни одному слову Учихи. Хотя вспомнил, что у Джираи как раз в то время появились нежданно-негаданно огромные деньги, которые он бездарно и очень быстро просадил… Он ему лгал?
– И вы с вашим опекуном, Узумаки, одного поля ягода, – услышал Наруто сквозь туман в ушах четкий режущий голос своего босса. – Вы также питаете слабость к бульварным изданиям и также с удовольствием мараетесь в грязи.
Наруто вспыхнул и вскочил. Он был готов собственными руками стереть ухмылочку с лица босса. А Учиха был потрясен тем выражением, которое возникло на лице блондина. Сейчас он видел перед собой разъяренного парня с румянцем от злости на щеках и не мог отвести от него восхищенных глаз. Чертовски хорош!
Тем хуже для него…
– Я не собираюсь выслушивать вашу чушь вперемешку с оскорблениями, – процедил Наруто, едва сдерживаясь. – Надеюсь, все уже готово, чтобы выставить меня вон?
Учиха усмехнулся. Вместо ответа он потянулся к лежавшей на столе пластиковой папке с листами.
– Знаете, что это такое, Узумаки? – подозрительно коротко поинтересовался Саске и, не дождавшись ответной реакции, так же коротко пояснил: – Это трудовой контракт Узумаки Наруто с издательским союзом «Hitachi». Типовой контракт с подальшей пролонгацией. И по этому контракту работник обязан отрабатывать установленный срок. В случае же внезапного увольнения, он должен выплатить предприятию неустойку, равняющуюся сумме из шести месячных окладов. Исключения составляют работники, вынужденные уволиться по состоянию здоровья, как то: инвалидность, тяжелая болезнь, не позволяющая выполнять должностные обязанности, и наступившая беременность.
Наруто открыл рот, будучи не в силах что-либо произнести… разумного. Он ничего не понимал. Учиха должен был гнать его взашей, а он, кажется, препятствует его уходу.
И что еще хуже – неизвестно.
– У вас есть деньги? Инвалидность? Вы страдаете тяжелым недугом? А может быть вы беременны, Узумаки? – Учиха гаденько улыбнулся, упиваясь видом растерянного Наруто
– Нет, – заплетающимся языком пролепетал блондин, – но мы можем договориться…
– Мы не можем договориться, – жестко отрезал Саске. – До окончания срока действия контракта еще четыре месяца и вы отработаете… сполна. – Учиха перестал улыбаться. – Я побеспокоюсь об этом лично.
Наруто стало не по себе. Глядя в бесстрастное лицо своего босса с черными, как ночь глазами, он наконец-то осознал, как жестоко влип.
– Через три часа у меня должна состоятся деловая встреча, как вы помните, – насмешливо добавил Саске. – Идите и доделайте в конференц-зале то, что не успели вчера. А после окончания рабочего дня я вас жду в этом кабинете, чтобы мы могли выработать схему нашего дальнейшего… э-э… сотрудничества. Сейчас вы свободны, Узумаки.

@темы: На кого Бог пошлет