22:28 

Попытаться понять

!Liz!
Название: Попытаться понять.
Автор: Викуся-чан
Бета: Ниактрис
Пейринг: Саске/Наруто, Сай/Наруто (чуть-чуть)
Рейтинг: маленький
Состояние: закончен, три главы
Дисклаймер: отказываюсь
Размещение: укажите меня как автора и желательно оставьте ссылочку
Саммари: Саске - козёл... ХЭ обязателен
Предупреждения: ООС, ООС и ещё раз ООС, попытка состроить из себя психолога
От автора: действие происходит после битвы Саске с Итачи. Потеряв себя, Саске не стремится изменить хоть что-нибудь в своей жизни, и вдруг снова оказывается на пороге потерь.
От автора №2: давно я здесь не выставлялась. Но прислушавшись у советам, решила выставить этот фик.



Учиха Саске лежал на кровати, вперив взгляд в потолок. Сквозь не задернутые занавески проникал солнечный свет, но его было мало в это предвечернее время, и поэтому на каждом предмете в комнате лежал лёгкий сероватый налёт. А ещё где-то жужжала муха, а на тумбочке с постельным бельём тихонько тикали часы.
Учиха Саске лежал на кровати, вперив взгляд в потолок. Одну руку он подложил под голову, а вторую вытянул вдоль туловища. Ему ни до чего не было дела – он пытался разобраться в своём внутреннем мире, в поднявшемся вихре чувств.
Казалось бы: нет ничего проще, а для него, гения, и подавно. Все уже давно привыкли, что каждая новая техника даётся ему играючи. Но видимо, так устроен мир – то, что кажется тебе трудным и неразрешимым, находит своё решение легко и просто. И наоборот: над с виду простенькой задачей твой мозг может биться годами.
Но чувства не математическая задача, с ними всегда сложнее. Особенно для него, Учихи Саске. Наверное, это потому, что он отвык от самоанализа, считая его пустой тратой времени, ведь последние десять лет у него была одна цель, безжалостно подминавшая под себя все зачатки эмоций.
Но однажды миссия, полученная им от самого себя, закончилась, и он остался один на один с руинами своей души, не имея понятия, что делать дальше. Он просто запутался. Теперь же Саске очень глубоко прочувствовал смысл словосочетаний «кровоточащее сердце» и «ноющая душа». Ему и в голову никогда не приходило, что он будет ощущать нечто подобное.
Чёрные глаза переместились на виновника душевных мук их обладателя: Наруто собирал вещи. Саске никогда не позволял оставлять их у себя слишком много, считая это лишним поводом для любовника заглянуть на огонек, считая это лишней нитью, связывающей их двоих ещё крепче. Поэтому сбор вещей, которыми были полотенце, зубная щётка да сменная одежда, не занял много времени.
А жаль. Быть может, если бы Учиха позволил Наруто перевезти к нему полдома, как тот хотел в самом начале, то вид блондина, долго пакующего свои вещи и тем самым растягивающего свой уход из его и так пустой жизни, заставил бы хозяина квартиры сказать самые простые слова: «Останься. Не уходи, мне без тебя будет плохо»…
Но, как было подмечено ранее, всё самое лёгкое требует чего-то трудного, а от Учихи почти невозможного: поступиться на мгновение своей гордостью и продолжать жить в том относительном счастье, которое он уже успел найти. Тем более что положительный ответ был ему гарантирован. Он знал: Наруто всё ещё любит его, только загнал свои чувства очень далеко, и виноват в этом один только Саске.
Сколько раз он отвергал предложенную любовь? А отмахивался от нежности? Или разбивал хрупкие надежды, возложенные на него? Сколько раз он обрывал его на полуслове, на полустоне? Саске просто хотел, чтобы Наруто всегда был рядом и ни чем его не обременял.
У Наруто всегда была цель. Достигнув одной, он тут же ставил себе другую, а Саске так не мог! Он застопорился в прошедшем отрезке времени и не мог сдвинуться с мёртвой точки. Он стал жить за счёт любви Наруто к жизни, к нему, к окружающим; обращался с ним грубо и наслаждался его терпеливостью.
И поэтому, когда Узумаки объявил о разрыве их отношений, Саске ушам своим не поверил:
- Ты меня бросаешь? Оставляешь одного?
Саске не узнавал своего голоса. Сухой, отрешённый, с нотками… паники?!
- Ну, зачем же? Я всегда буду рядом – мы же друзья, просто спать мы вместе больше не будем.
Дождался. Ему бы радоваться. А что? Иметь его он всё равно будет – Наруто отказать не сможет - и при этом будет рядом, но ни о чём уже не попросит и не потребует – они же просто друзья.
Но почему тогда в тот момент так болезненно сжалось сердце? Почему ему казалось, что внутри пронёсся ледяной ветер? Тогда он просто стоял и просто смотрел, как уходит Узумаки. Вот дверь открылась – блондин шагнул через порог – вот дверь закрылась. И Саске вдруг стало холодно.
И, конечно же, он ни на минуту не поверил в их расставание, посчитав его попросту «уткой» для привлечения его внимания. И вот поэтому, великодушно дав любовнику время остыть, Саске вернулся с двухдневной миссии и направился прямиком к Узумаки. Он надеялся выслушать сбивчивые извинения, как случалось всегда, когда Саске предъявлял претензии к тому или иному поступку самого непоседливого ниндзя Конохи. Да, рядом с ним златовласый каприз богов и природы полностью менялся.
Он открывал дверь чужой квартиры своим ключом. Саске сразу потребовал себе дубликат, хотя сам ни разу не предлагал Наруто чего-то подобного, а тот и не спрашивал, видимо уже тогда догадавшись, что брюнет найдёт сотни причин, чтобы оставить свою обитель закрытой на все замки. Поворачивая ключ, гений Шарингана представлял себе Узумаки стоящего на коленях подле него, и почти физически ощущал горячие губы и язык на своём члене.
Ему придётся наказать любовника самым ненавистным для него способом – привязав к кровати – и любить до помутнения рассудка, как своего, так и чужого. Возможно, сегодня он позволит Наруто стонать в голос.
Войдя внутрь, наследник клана сначала ничего не понял: это что, стоны? На ум сразу пришла спасительная мысль: может, Наруто снова дал кому-то ключи от своей квартиры? Учиха до сих пор помнил, как нарвался на милующихся здесь Темари и Шикамару, и техника «режущего ветра», вызванная огромным веером разъярённой блондинки, ещё долго звенела у него в ушах.
Но словно какая сила потянула Саске, и он решил проверить – голос, издававший стоны, был, хоть и смутно, но всё же до боли знакомым.
Дверь в спальню была открыта настежь. Увиденное за нею выбило почву из под ног Учихи, и ему пришлось опереться плечом о косяк. Впервые за многие-многие годы колени Саске подгибались и предательски тряслись.
На кровати лежал тот, кого в шутку, а может, и всерьёз, называли «заменой Саске». Сай ласкал ноги и член хозяина квартиры, в то время как обладатель этих самых частей тела сидел на парне в позе наездника и медленно раскачивался, чувственно постанывая. Глаза его были закрыты; лицо выражало неподдельное блаженство, и партнёр Узумаки, не отрываясь, следил за этой бурей чувств. Что, собственно, делал и сам Саске, поскольку парни лежали к нему в пол-оборота.
Почувствовав на себе взгляд, наследник клана встретился с такими же чёрными, как и у него самого, глазами. Сай смотрел на него в упор. Его тонкие губы, так похожие на его собственные, медленно растягивались в победной улыбке. Затем, словно решив доказать обладателю Шарингана своё полное превосходство, Сай одним рывком перевернул Наруто на спину и, почти выйдя, погрузился в него резко и глубоко. Узумаки вскрикнул, и поспешно зажал себе рот ладонью, в привычном испуге распахнув глаза.
Его любовник тут же зажал ему руки над головой.
- Не надо, - почти прорычал Сай. – Кричи, любимый, кричи.
Освободив руки Наруто, брюнет сжал бёдра партнёра и начал двигаться, врываясь всё резче, стараясь проникнуть дальше имеющейся длины.
- Громче! – требовал Сай. – Громче!! Громче!!!
И Наруто послушался его. Его крики, пропитанные высшим наслаждением, рикошетом отлетали от стен спальни и находили приют в сердце другого брюнета, со звоном разбиваясь о его пустующее дно.
Саске не понял, как оказался на кухне. Скорее всего, тот последний торжествующий взгляд, посланный ему Саем через плечо, погрузил его в транс.
Рухнув на стул, гений Шарингана обхватил голову руками и слушал громкие подтверждения приближения обоюдной разрядки и крушения собственных надежд. В груди одна за другой поднимались горячие волны. Сердце дрожало от гнева, обиды и разочарования не в ком-то, а в самом себе, и дикого желания вырвать из чужих рук так необходимое ему тепло родного человека.
Только в ту минуту Саске начал понемногу осознавать, что он напоролся на то, за что боролся почти с остервенением. Он так долго отталкивал от себя любимого человека и с таким упорством цеплялся за него, что Наруто не выдержал и оставил его ради определённости с другим.
На Саске накатило яростное желание убить. Вода в ванной прекратила течь, и босые ноги зашлёпали по направлению к кухне.
- Саске?
В голосе, позвавшем его по имени, прозвучало столько изумления, что Учиха разозлился. Зачем так удивляться? Ведь он приходил сюда сотни раз!
Учиха поднял голову и окатил замершего на пороге блондина ледяной волной своего взгляда. Тот поёжился и ухватился за воротник толстого халата, словно ища у него защиты. Наследник клана чуть не сплюнул. Да, он был зол, но не столько на Наруто, сколько на самого себя за то, что допустил подобную ситуацию.
Но Узумаки, конечно, принял всё на свой счёт. Он уже привык быть вечно в чём-то виноватым.
- Ты всё видел?
- Что именно? Как тебя только что поимели? Да, красивое зрелище. Между прочим, брюнеты хорошо смотрятся рядом с тобой… Вернее – ты рядом с ними.
Наруто вздрогнул и плотнее запахнулся в халат. Саске осознавал как много яда в его словах и произносил их намеренно. Он страстно желал вернуть любовнику хоть маленькую толику той боли, что испытывал сам. Это было не справедливо, он это понимал, но ничего поделать с собой не мог.
- Что ты здесь делаешь?
Саске мысленно скривился: Наруто продолжал стоять на прежнем месте и менял тему разговора. Почему он не ответит на его оскорбление? Почему они не могут поругаться?
- Пришёл забрать свои кунаи.
Дикая отговорка пришла в голову за долю секунды. Он оставил эти ножи здесь три или четыре месяца назад. Ценности они для него никакой не представляли, подобного железа у него дома было валом, тем более странно, что он вспомнил о них именно сейчас.
Наверное, Наруто подумал о том же. Возможно, что-то в голосе Саске выдало смятение его души. Скорее всего, именно поэтому блондин посмотрел на него сначала с удивлением, а потом и с подозрением.
- Что с тобой, Саске?
Узумаки сделал шаг в его сторону, заглянул ему в глаза – лишь дружеская поддержка, ни намёка на нечто большее. Гений Шарингана хмуро глянул на вопрошающего, но ничего не ответил. Что с ним? Да если б он знал! Саске знал только, что огонь внутри никак не желает улечься, и он не может сделать глубокий вдох, чтобы хоть немного отойти от потрясения.
- Если хочешь, можешь всем сказать, что это ты меня бросил. – Наруто по-своему расценил молчание друга и его нервозность. – Я подтвержу.
- С чего ты взял, что я пришёл сюда за этим? Зачем ты предлагаешь мне такое?!
Для одного дня это было уже перебор. Саске даже со стула привстал от шока. Да когда это его интересовало чужое мнение?!
Последовавший ответ объяснил многое:
- Но это же не я слежу за имиджем и ухожу от любовника через двадцать минут после секса.
Наруто поспешно вышел с кухни, забрав с мойки два остывших кофе и оставив Учиху наедине со своими мыслями.
Но ему не долго пришлось размышлять в одиночестве: полностью одетый, Узумаки вновь появился на кухне. Теперь он протягивал другу тяжёлую коробку с требуемыми кунаями.
- Пойдём. Я провожу тебя. – Блондин слабо улыбался. – Заодно заберу свои вещички. Я хотел зайти, пока тебя не было, но потом вспомнил, что у меня нет ключей, так что…
Недосказанная фраза камнем повисла в воздухе, как и тот факт, что Сай остался в доме Наруто…
Учиха продолжал внимательно следить за действиями уже бывшего любовника. Тот с грустью огляделся по сторонам; задумчиво, не отдавая себе отчёта в том, что делает, провёл кончиками пальцев по поверхности стола. Тихий вздох как будто говорил: вот и всё.
И теперь брюнет снова наблюдает за тем, как его покидает родной человек. Саске словно вернулся в детство, когда ему, по воле старейшин Конохи, пришлось пережить самый ужасный кошмар в своей жизни. Во всяком случае, ощущения были такими же – воздушный поцелуй, закрытая дверь и вновь пустота.
Брюнет с неохотой приподнялся и свесил ноги с кровати. Как там сказал Наруто? Он заботится о своём имидже? На его месте Саске тоже так бы подумал: со стороны казалось, будто он стыдиться их отношений. Но это не так. Он сам положил начало их роману, так что не ему бояться и переживать.
Память воскресила недавно увиденную картину: рука в одно мгновение зажимает рот, голубые глаза смотрят в напряжении. Учиха всегда просил Наруто стонать тише, и уж тем более не кричать. Зачем ему понадобился подобный запрет? Да затем, что по-другому он не мог! Громкие стоны задевали потаённые струны его души, воскрешали изнутри. Именно в те моменты что-то, чему названия он не знал, начинало своё пробуждение. Что-то, что превращало его в обычного человека из плоти и крови, отодвигая мстителя далеко в сторону.
И даже если мститель официально сгинул после той ужасающей битвы с родным братом, Саске не смог отказаться от привычного образа - во всяком случае, не полностью – и действительно уходил от Наруто, не успев прийти в себя после оргазма.
Он заночевал у любовника лишь раз – в их самую первую ночь. Изголодавшись по человеческому теплу, Саске взял от Узумаки всё, что смог и отключился. Утром же медленно, лениво выплывая из крепкого сна, он ощутил на своих губах тёплый поцелуй. Одна его половина резко воспротивилась подобному посягательству на его независимость; другая часть с восторгом распробовала вкус мягких губ. Но лишь секунда понадобилась Саске, чтобы принять решение.
Оттолкнув от себя парня и выдернув из-под него простыню, не обращая внимания на отпечаток сильнейшей обиды в голубых глазах и сохраняя на лице бесстрастное выражение, наследник клана скрылся в ванной. Он ушёл даже не попрощавшись, а когда вернулся обратно, Наруто без слов распахнул перед ним дверь.
С тех пор так у них и повелось – встречи происходили на квартире блондина. Тем самым Узумаки сохранял остатки своей гордости, не оказываясь выставленным почти сразу за дверь. Саске устраивало подобное положение дел, но теперь это уже не имело значения. Обладатель Шарингана тихо вздохнул: вот и всё.
Пятый день одиночества и отказ от двух миссий. И никто не попытался высказать возражений. Пятая коротко кивнула, Шизуне сделала пометку в записях, бывшие одноклассники приветливо махали рукой. Они все словно сговорились, смотрят на него с сожалением и пониманием. Да что понимают они, если он сам понять не в силах?!
Его образ преследует неотступно. Имя засело в мозгу и вызывает ностальгию. Уже второй день он не выходит из дому, хотя у него кончились продукты, не сдан отчёт по последней миссии и лампочка в комнате перегорела. И вот сейчас, стоя под козырьком балкона и хмуро прислушиваясь к шуму листвы, Саске сильно жалел, что не сходил в магазин вчера.
Ему всегда хотелось, чтобы Наруто не доставал его своими желаниями. И так оно и было, ведь на первую и последнюю просьбу Узумаки он ответил таким грубым отказом, что потрясение (и он это знал) до сих пор не выветрилось из светлой головы. Тогда Саске орал на любовника, вздрагивающего как от пощёчины после каждого несправедливого обвинения.
Дождь! Наруто попросил погулять с ним в дождь! Он ненавидел дождь, Наруто это знал! Тяжёлые капли были по нему в день, когда он потерял свою цель. Небесная вода застилала его глаза, не давая толком разглядеть развороченное место, на котором произошла бессмысленная битва.
Кажется, он кричал тогда, что Наруто его не понимает, и что понять ему никогда не светит, потому что Узумаки бестолочь и дебил, который не знает, что такое настоящая схватка, и в жизни своей ничего не видевший.
С того дня Наруто закрылся от него. Он был весёлым и приветливым со всеми, кроме него. Даже скупые улыбки, адресованные Учихе, были робкими и тусклыми. Но тогда это его не трогало, а сейчас не было важным. Важно только то, что сейчас идёт дождь.
Отнеся, наконец-то, отчёт и сквозь зубы согласившись на миссию-сопровождение через три дня, Саске постарался как можно быстрее убраться из главного здания Конохи. Каждый раз, когда он приходит сюда, все его внутренности начинают дрожать. Где-то полтора года назад, поднявшись с остывшей от огненных техник земли, он побрёл куда глаза глядят. Саске не знал, как быть дальше. Его цель была потеряна, смысла в жизни больше не было, а новые друзья остались где-то позади.
Ноги сами вывели его к воротам Конохи. Происходящее потом он припоминал с трудом. Скорее всего, к нему применили расслабляющую технику, потому что задаваемые вопросы он помнил смутно, а свои ответы и того хуже. Потом к нему применили особую технику, сотворённую по подобию убийственной печати главной семьи Хьюга и дали немного времени на адаптацию. Теперь, если его хотя бы заподозрят в измене, убить его не будет проблемой.
Первые задания он выполнял в одиночестве. Потом разрешения работать с ним в команде добились Сакура, Наруто и, конечно, Сай. Иногда к ним присоединялся ещё кто-нибудь, кому было любопытно увидеть легендарную команду №7 снова в полном составе…
Саске замер. Всего в нескольких шагах от него стоял Наруто. Сильный ветер рвал ему волосы и прозрачные капли, словно слёзы, струились по лицу. Но, похоже, парню это вовсе не мешало грустно улыбаться, глядя в небо. Рядом в беседке, надёжно защищённый от дождя широким навесом, сидел Сай. Он изредка бросал на Узумаки сосредоточенные взгляды, ни на секунду не переставая рисовать.
Что-то легко оттянуло ему штанину. Опустив глаза, Саске увидел маленькую мышку, усердно карабкающуюся по его форме наверх, к его руке. Оставив в ладони Учихи кусочек плотной белой бумаги, техника рассеялась, оставив на рукаве маленькое чернильное пятнышко.
Обладатель Шарингана недовольно поджал губы, но записку всё же прочёл: «Завтра в полдень у меня. Пожалуйста, приходи».
- Странно видеть тебя на улице в такую погоду, ещё и так спокойно стоящим под дождём. Ты ведь ненавидишь дождь, Саске.
Брюнет скатал записку в трубочку и усмехнулся: даже разговаривая, Наруто не смотрел на него.
- Иногда вкусы и желания меняются, Наруто.
Учиха развернулся и медленно побрёл обратно. Он так и не обернулся, и потому не узнал, что Узумаки, почти подпрыгнув от звука своего имени на устах бывшего любовника, немного помедлил и всё же кинул на брюнета взгляд через плечо, полный сожаления. Всё это отметил Сай. Ему стало больно, но он не подал виду и продолжил рисовать…
Как ни странно, но Саске не солгал, когда сказал Наруто, что всё меняется. Очищенный дождём воздух больше не жёг лёгкие, да и сам дождь не вызывал более никаких эмоций кроме лёгкой ностальгии. Словно рухнула последняя плотина, и внутренний мир стал наполняться различными красками. Никогда ещё Саске не чувствовал себя таким живым.
Выходя из дома на следующий день, гений Шарингана вдруг осознал, что обращает больше внимания на разные мелочи. Жизнь резко наполнилась не замеченными ранее поворотами и закоулками, добродушными пожеланиями доброго дня. Всё меняется, но для того, чтобы увидеть эти изменения, нужно в первую очередь поменяться самому. Наконец-то он это понял. Теперь он сумеет изменить свой стиль жизни, но будет ли от этого какой-то толк? Без него?
Если отметить дома Саске и Сая на карте, то можно будет сказать, что они живут в разных концах деревни. Идти было довольно далеко, но Саске был рад, что проделал весь путь пешком – его настроение поднялось ровно настолько, насколько это было возможно в сложившейся ситуации.
Поднявшись на третий этаж нужного дома, Учиха замер в нерешительности перед распахнутой дверью. Зачем Сай позвал его? Что ему нужно? Если Наруто там, то как себя вести?
Возникший перед его носом обнажённый по пояс брюнет, будто прочитав мысли, ответил сразу на все вопросы:
- Заходи, я хочу тебе кое-что отдать. И не беспокойся: Наруто на задании, вернется только завтра утром… возможно к обеду.
Последняя фраза прозвучала из глубины квартиры. Подумав ещё секунду-две, Саске двинулся на звук голоса.
- Я знаю, ты удивлён моей просьбой, и, наверное, теряешься в догадках, зачем я тебя сюда позвал, но как только ты это увидишь, то сразу всё поймёшь. Вот сюда… заходи сюда.
Сай тараторил, суетился вокруг гостя и подталкивал его в спину, указывая направление. Учиха начал терять терпение: мало то, что его вызвал сюда нынешний парень Наруто, к которому Саске всё ещё питает сильные чувства, так Сай ещё и не объясняет ничего толком. Поворот, ещё поворот. Похоже, хозяин квартиры и его художественное видение превратили свой дом в лабиринт.
Комната, в которой они, наконец, остановились, была очень тёмной. На полу виднелись черные пятна и разбросанные предметы, так что пройти здесь представлялось весьма проблематичным. Тем более что комната запахом напоминала скорее скотобойню, чем жилое помещение и не внушала доверия. Подозрительная натура Учихи тут же дала о себе знать неприятным шевелением в животе.
- Сейчас, минуточку. – Скорее по памяти, чем как-то ещё, Сай пробился к окну и впустил достаточно света, чтобы увидеть, что комната является обычной мастерской художника с пролитой краской и раскиданными кисточками и банками. – Я решил подарить это тебе, - сказал Сай, указывая в угол комнаты. – Если ты не сумеешь сохранить оригинал, то у тебя останется хотя бы это.
Не могущий произнести хоть слово из-за потрясения, Учиха с жадностью разглядывал высокий мольберт. Похоже, Сай запечатлел вчерашний день. Вот он, Наруто, с растрёпанными волосами, устремивший взгляд к небесам. Тот самый свой особенный взгляд горящих силой жизни голубых глаз. Он разглядывал серые тучи, безразлично смотря сквозь крупные капли, и в то же время так, словно они все ему были нужны. Руки спрятаны в карманы, а над светлой головой, словно прорисованный каждый отдельно, листья создавали непередаваемый эффект сильнейшего ветра, и как будто наполняли комнату стоном ветвей, к которым были прикреплены.
Наруто был как живой. Казалось, протяни руку, и ты ощутишь тепло его кожи… Сердце стало биться быстрее, кровь понеслась по венам – он так скучает! Включившееся в игру воображение наполнило ноздри Учихи запахом мокрого асфальта. Как живой… как живой!
- Не стоит, - донёсся до Саске голос художника. Проморгавшись, он обнаружил, что Сай держит его руку в каком-то сантиметре от нарисованного лица Узумаки. – Краска ещё не высохла. Не торопись.
Кивнув, Саске убрал руку, но от желания обнять этот портрет избавиться не смог. Приложив ладонь ко лбу, он ощутил, как мелко дрожит рука. Наверное, он сейчас куда бледнее обычного.
Сай понимающе усмехнулся. Он осторожно снял свой шедевр и передал в руки Учихи, наказав быть аккуратным.
- Я люблю его настолько, что согласен отпустить, - произнёс Сай уже у самых дверей. Саске обернулся к нему. – Но я не собираюсь быть таким великодушным вечно. Если Наруто за весь завтрашний день не примет окончательного решения – послезавтра я вновь стану твоим соперником.
Саске удивился. Он не мог припомнить, чтобы они когда-то что-то не поделили.
- Я сражался за его дружбу и выиграл: он кинулся на помощь не к тебе, а мне. Я выиграю и в этот раз, потому что знаю его желания. А что знаешь о нём ты?
Дверь медленно захлопнулась, оставив обладателя Шарингана на лестничной площадке с роем вопросов в голове. Ему нужно подумать, и для принятия подобного решения подходит только одно место. То самое место.
От вчерашнего дождя в Конохе не осталось и следа. Солнце ярко светило, высушивая развевающееся то здесь, то там бельё, щедро сдобренными теплом лучами.
Саске никуда не торопился. Он спокойно шёл, и от обычного человека его отличали лишь форма и повязка на лбу с изображением листа. Молодой человек просто шёл, и просто вспоминал.
Он вспоминал как после десятидневного заключения в подземельях главного здания, где под действиями изощрённых техник он выбалтывал все свои секреты и самые потаённые желания, его вновь ослепило солнце. Вновь оказаться под землёй после трёхлетней отсидки в катакомбах Орочимару, пусть и по собственной воле, вылилось для Учихи в своеобразную фобию. Как он не старался, так и не смог побороть в себе внутреннюю дрожь. И лишь после воссоединения с Наруто, следуя за ним на шаг позади, Саске чувствовал себя уверенно во владениях Хокаге.
Саске сразу воздвиг барьер между собой и Сакурой. Он предпочитал держаться ближе к Узумаки. На Сая же он попросту не обращал внимания. Во всяком случае до тех пор, пока не произошёл упомянутый художником эпизод.
Им четверым дали простенькое с виду задание: прибыть в указанное место и разогнать шайку разбойников, среди которых затерялись пару шиноби. Это было уже третье их совместное задание. Наруто тогда очень удивился: для миссии ранга «С», при их-то уровне, можно было ограничиться кем-то одним, ну пускай двумя, для подстраховки. В глубине души Саске был с ним согласен, но не сказал ни слова, потому как был рад возможности поработать с Узумаки и попытаться восстановить между ними былое доверие.
Однако Пятая сразу почуяла подвох и, как оказалось, не ошиблась. Теми «двумя шиноби» оказалось трио весьма не слабых бойцов, хорошо известных в преступном мире ниндзя. Кто и зачем утаил столь ценную информацию, потом разбиралась Тсунаде, но большая часть совета сошлась на мнении, что готовилось покушение на Сакуру, которой и доверили бы выполнение данного задания, прими Хокаге решение послать кого-то одного. Почему именно Сакура, Наруто объяснил недоумевающему Саске очень просто: девушку называли второй «принцессой Тсунаде». Ей пророчили даже более известное будущее, чем у её учителя, ведь все перенятые от мастера техники Сакура выводила на новый уровень, в свободное время работала в больнице, и уже сама разрабатывала новые медицинские дзюцу.
Но всё это Саске станет известно потом, а на тот момент они отчаянно пытались сохранить себе жизнь. Они были введены в заблуждение многими неточностями в поставленной задаче, местность была им незнакома, а враг предупреждён об их прибытии.
В общем, они сражались, как могли. Выработать единую стратегию не получалось, каждый действовал по-своему и этим мешал напарнику. В конце концов, Саске и Сая зажали в угол. Застигнутые врасплох, они могли лишь наблюдать, как острые клинки несутся на стук их сердец. Вдруг вперёд выскочил Наруто и отбил меч, предназначенный для их художника. Изловчившись, он поразил одного из нападавших насмерть и ринулся в другую сторону.
Со своей «железной» проблемой Саске пришлось справляться самому, а потом ещё наблюдать, как Узумаки прижимает к себе дрожащими руками тяжело раненного друга. Блондин постоянно задавал один и тот же вопрос: сумеет ли Сакура помочь Саю?
Лишь теперь, когда враги были уничтожены, Саске удивился. Он не понимал, почему Наруто пришёл на помощь другому, оставив Учиху на волю судеб. Угроза была одинаковой, так почему? Узумаки, с его-то скоростью, не составило бы особого труда если не убить, то хотя бы отбросить обоих врагов на приличное расстояние.
Решив разобраться с этим вопросом позже, он сжал плечо блондина, оказывая моральную поддержку. Когда же Наруто поднял на него глаза, в них было столько неподдельного изумления, словно это не Учиха шёл рядом с Узумаки плечом к плечу все эти пять дней.
Тогда Саске осенило: Наруто попросту отвык от него. Сейчас место в команде №7 было занято другим человеком, и именно Сая носитель девятихвостого теперь называл другом и братом.
Сай был прав, когда сказал, что выиграл битву за дружбу Наруто. Но Саске никогда не лишался привилегии называться лучшим другом будущего Хокаге, тому просто нужно было напомнить об этом.
Этим он и занялся по возвращении с той миссии. Сначала его одолевали сомнения, но когда Учиха понял, что Наруто, даже предвидя для себя исход воскрешения старой дружбы, не оттолкнёт его, он стал действовать увереннее, давить и, в конце концов, друг подчинился ему…
Бесконечный поток деревьев наконец-то начал подходить к своему завершению. В просветах между редеющими стволами показалась поляна – то самое место.
Саске всегда думал, что держит их с Наруто отношения под своим контролем. После общения с Орочимару он начал бояться раствориться в этом жизнерадостном блондине, но он забыл – Узумаки Наруто нельзя контролировать. На самом деле всё, что происходило между ними, происходило по добровольному согласию блондина.
Он сам согласился на отношения подобного рода. Он сам решил терпеть все выкрутасы и покорно извиняться за вымышленные проступки. Наруто просто ждал. Ждал, когда Учиха определиться со своей жизнью, когда вновь почувствует гармонию с самим собой, снова будет твёрдо стоять на ногах. Но этого не происходило… И во многом благодаря терпению Узумаки.
Конечно глупо теперь обвинять во всём Наруто, но если бы тот проявил немного настойчивости, подтолкнул к выбору, той ситуации, что возникла сейчас, можно было бы избежать. Саске понимал тактику любовника: до подобных открытий он должен был дойти сам, должен был попытаться понять себя. Но он не видел в этом необходимости. И вот к чему это привело.
Молодой человек резко остановился. Он стоял на том самом месте, где Итачи назначил ему встречу. Огонь лился рекой, молнии били с небес. Иллюзии и рукопашные бои – это место видело полный арсенал их умений. Это была потрясающая битва… Битва, потрясающая своей бессмысленностью.
Именно здесь он потерял свою цель под проливным дождём. Именно сюда он пришёл после очередного провала, теперь уже в личной жизни.
- Ты оказался прав, - сказал Саске, обращаясь к огромному камню, - твой младший брат ещё очень и очень глуп.
- Самокритика – это, конечно, хорошо, но с чего вдруг такое чудо?
Ну вот, этого ещё ему не хватало.
- Что тебе здесь надо? – обернулся молодой человек.
Прямо перед ним на маленьком обломке стены сидел Итачи – всё, что осталось от тайного убежища Учих - и вертел в пальцах кунай. Он внимательно следил за своими действиями и в то же время постоянно бросал на Саске безразличные, на поверхности, взгляды, пытаясь тем самым доказать, что ему, в принципе, всё равно, что там такого случилось у младшего брата.
- Так что? – повторил вопрос Саске, так и не дождавшись ответа.
- Ты ушёл из деревни и никому не сказал куда. Меня послали это выяснить.
Из всёго того, что младший Учиха успел выяснить о своём брате за последний год, ему удалось понять – всё сказанное ложь. Во всяком случае, последняя часть. Итачи сам вызвался найти его.
Лицо Саске исказило недовольной гримасой, когда он снова поднял на брата глаза. Тот совершенно забыл о кунае, и сейчас смотрел только на него. Чёрт возьми, это не справедливо! Да, он ушёл к Орочимару, но потом убил его. И пусть не запланировано, но он сам вернулся в родную деревню. И после всего этого правящие силы Конохи доверяли Итачи куда больше чем ему, Саске. Да, это несправедливо.
Тяжело вздохнув, он снова повернулся к камню, к которому недавно собирался обратиться с проникновенной речью. Под конец той битвы два родственных Шарингана установили между собой связь, и в сознание Саске полились обрывочные видения. Ещё не успев до конца осмыслить всё сказанное Итачи ранее, он увидел истину глазами своего несчастного брата.
В отличие от версии о желании выяснить уровень своей силы, предназначенной для ушей глупого маленького брата, выходило, что Итачи выполнял приказ старейшин. Вопреки советам Третьего, старейшины пожелали предотвратить замышляемый переворот самыми радикальными мерами.
И чтобы защитить любимую деревню от гражданской войны, брат заставил остановиться сердце родной матери и всего клана.
Потрясённый открывшейся ему правдой, Саске всматривался в омываемое бурными потоками лицо, не находил признаков жизни и не понимал. Он не понимал, почему Итачи не забрал его с собой тогда? Почему так долго скрывал свои истинные мотивы? И почему их Шаринганы не связались между собой чуть раньше, чтобы он мог задать всё эти вопросы.
Как и раскуроченное поле с поваленными деревьями и кусками чудом уцелевших стен, душа Саске была выжжена. Цель-маяк погас, и пришло опустошение, наславшее изморозь на сердце.
Лишь спустя три месяца после заключения в тюрьме Конохи наследник клана узнал, что его брат всё ещё жив.
Наруто, которому Итачи поведал правду перед самой встречей с Саске, получил приказ остановить сражение во что бы то ни стало. Прибыв на место и решив, что опоздал, Узумаки хотел вернуть тело Итачи в родную деревню и похоронить там с почестями. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что Учиха, пусть и елё-еле, но всё же дышит.
Сакуре понадобилась не только вся своя энергия, но и энергия половины их отряда, состоявшего из восьми человек, только для того, чтобы поддержать чуть теплящуюся жизнь в теле бывшего отступника до прибытия в Коноху.
Прошло в общей сложности шесть месяцев, прежде чем два брата снова встретились. Им нечего было сказать друг другу, но слова лились рекой. Саске стал навещать Итачи в больнице, потом начались совместные прогулки, походы, тренировки.
Брат не сказал ни слова, когда до него дошли различные слухи, лишь смотрел на братишку с укором после каждого «визита к другу».
- Всё-таки он сбежал от тебя? – прервал затянувшуюся тишину Итачи. Ответа не последовало. – Как же ты допустил подобное? Неужели умудрился довести нашего непробиваемого ниндзя до критической точки?
Валун треснул от мощного удара кулаком.
- Я не знаю, что мне делать, Итачи, - прошептал Саске и склонил голову к разбитой руке. – Я запутался. Я так сильно запутался!
Младшему Учихе пришлось закусить губу. Горячие слёзы набежали на глаза, дыхание в момент сбилось. Он чувствовал себя сейчас немощным ребёнком!..
- Не время впадать в панику, Саске, - мягко, но твёрдо прозвучал рядом голос Итачи. – Сейчас тебе надо поставить себе целью вернуть хотя бы часть расположения Наруто, а потом нужно будет…
Итачи всё говорил и говорил, а Саске стоял, поражённый открывшейся ему истиной. Цель! Ему просто нужно дать себе новое задание! Ничего глобального, что-то похожее на мини-игры. Достигнув поставленной задачи, он возьмётся за выполнение второй, а потом и третьей. Так он сможет восстановить душевное равновесие и доказать не только себе, но и Узумаки, что он всё ещё способен на сильные и ответственные решения.
- Итачи, повтори, пожалуйста, как мне лучше начать жизнь с нового листа?
Старший Учиха замолк, обдумывая просьбу братишки. А Саске тем временем поднял глаза на небо. Издалека на них снова надвигались тучи. В его внутреннем мире, в отличие от реального, стояла хорошая погода. Учиха Саске смотрел на хмурившийся небосвод обновленным, светлым взглядом.

Узумаки Наруто не мог не удивляться тому, что в Конохе снова идёт дождь. Это было большой редкостью, и теперь, из-за серой стены за окном, свет на кухне был особенно жёлтым. Чашка горячего чая оказалась как нельзя кстати. Сегодня потоки воды с небес не вызывали трепета в душе. Было даже одиноко.
Время, данное ему Саем на размышление, кончалось с первым лучом солнца, то есть через десять часов, а Наруто не знал даже с какого бока ему подойти к этому размышлению. Вроде, его выбор был очевиден. Но почему тогда в груди словно скребут кошки?!
Саске… Парень сильнее сжал пустую, чуть тёплую чашку. Саске изменился за эти дни. Он изменился, но не настолько, чтобы хоть что-то поменять в своей жизни. А Наруто так больше жить не может. Быть чужим, просто растением, из которого вытягивают энергию для поддержания собственной значимости, не для него. С Саем проще. С ним… с ним просто проще.
Стук в дверь не вызвал никаких эмоций, но Наруто всё же пошёл открывать. Ему никого не хотелось видеть, от чужих лиц даже тошнило, но он был одним из сильнейших шиноби деревни. Вероятность, что именно в эту минуту вражеские отряды подходят к границам их селения, существовала всегда.
Голубые глаза расширились от удивления, когда всполох белой молнии осветил тёмный порог. Абсолютно мокрый, с учащённым дыханием как при температуре, Саске вошёл в квартиру, оставляя за собой мокрые следы.
- Ты откуда такой?! – воскликнул Наруто, но быстро сообразил, что расспросы можно оставить и на потом, а сейчас другу требуется помощь.
Он схватил Учиху за руку и потащил спотыкающегося парня в спальню. Там Наруто кинул Саске полотенце, свои футболку и штаны, приказал переодеться, а сам помчался на кухню. Там он снова вскипятил чайник, насыпал больше, чем обычно, заварки чтобы напоить друга крепким чаем, и вернулся в спальню.
Наруто мысленно застонал, когда обнаружил, что Саске так и остался стоять посреди комнаты. Аккуратно пристроив начинающую жечь пальцы чашку на тумбочке, Узумаки начал сам срывать мокрую одежду с неподвижного парня. При этом он пытался достучаться до Учихи и получить ответы на элементарные вопросы. Но у него ничего не выходило.
- Да скажи хоть что-нибудь! – вспылил Наруто с тревогой отмечая лихорадочный блеск в чёрных глазах и нездоровый румянец. – У тебя что-то произошло? – уже спокойнее продолжил он расспросы, усаживая друга на кровать и принимаясь растирать ему ледяные ступни.
Саске наконец-то подал признаки жизни и кивнул.
- Что-то.. плохое? – осторожно задал ещё один вопрос Узумаки, натягивая на холодные ноги носки.
Кивок.
- Это связано с Итачи? – Саске помотал головой из стороны в сторону. – Тебе что-то сказала бабушка Тсунаде?
Снова нет.
- Тогда что? – отчаявшись угадать, прошептал Наруто.
- Ты меня бросил, - еле слышно ответил Учиха.
Блондин замер, и как-то съёжился. Потом он поднялся с широкой улыбкой, скрывающей сильнейшую боль, зачем-то подался вперёд и начал поправлять футболку на плечах друга.
- Что за бред? – нарочито громко произнёс Узумаки. – Мы просто больше не делим одну кровать, но остаёмся всё такими же хорошими друзьями. Вот видишь, тебе плохо и ты пришёл ко мне, а это значит…
- Ты бросил меня, - уже более жестко вновь прозвучало неприятное предложение.
Саске дёрнул парня на себя. Наруто пришлось упереться коленями в кровать и сильно нагнуться вперед, чтобы не упасть. Теперь его голова лежала на плече Учихи, а руки упирались по обе стороны от него.
- Ты бросил меня, - тихо повторил Саске, сжимая в объятиях удивлённого, а потому пока покорного, блондина. – Я не спать с тобой хочу, а любить… и чтобы ты любил меня тоже.
Наруто не нашёлся, что ответить. Его сердце рвануло сначала вверх, потом вниз и продолжило биться в том же темпе. Руки Узумаки скользнули по спине бывшего парня, обняли. Он прижался изо всех сил, вдохнул любимый запах… Но через секунду наваждение спало: Наруто осторожно высвободился из сильного захвата.
- Ты сам не понимаешь, что несёшь, - отстраняясь, пробормотал Узумаки, – тебя лихорадит. Вот отоспишься, и уже завтра придёшь в себя.
- Я уже пришёл в себя, – рыкнул Саске и перекинул блондина через себя на подушки. – После происшествий сегодняшнего дня я многое понял, - он подтянулся к Наруто и устроил голову у него на плече. – Я много думал и много сделал.
Довольно вздохнув, Саске замер.
- Что же такого ты сделал? – как бы между прочим поинтересовался Наруто.
- Ты куда? – вместо ответа спросил Учиха, хватая друга за руку.
Тот удивлённо оглянулся на настороженного парня:
- Хочу взять одеяло и закрыть окно – ты замёрзнёшь, - попытался объяснить Узумаки свою попытку встать.
- Нет.
- Почему? – ещё сильнее удивился Наруто.
- Мне лень, - с самодовольной улыбкой заявил Саске и уложил любовника обратно.
Узумаки только пожал плечами. Его друг вёл себя сегодня крайне странно.
- Так чем ты сегодня занимался? – вновь спросил Наруто.
- Смотрел, - был дан сонный ответ.
- На что? – полюбопытствовал блондин, но ответа не получил – Саске спал. А когда он проснулся, поговорить снова не удалось – спал уже Наруто.

Лишь через сутки Узумаки узнает, что по совету Итачи, Саске вернулся домой. По какой-то странной прихоти судьбы он забыл потушить в доме свет, и картина, подаренная Саем, была очень хорошо видна в не зашторенном окне. Вот так и получилось, что Саске простоял на улице несколько часов, пялясь на собственные окна, почти не видя изображённого на холсте человека, но отчётливо ощущая его энергетику.
Прохожие оглядывались на одиноко стоящего парня, но подойти не осмеливались. А потом начался дождь. И вот тогда, промокнув до нитки, Саске принял решение биться за место под солнцем до последнего.
Но эти откровения небеса услышат позже, а пока брюнет открыл глаза и осмотрелся. Наруто тихо посапывал рядом. Он так и не переоделся, не желая тревожить сон гостя; в не закрытые окна врывался прохладный ветер, и одеяло так и не было принесено. Учиха подтянул под себя ноги и закрыл их освободившимся куском простыни.
Часа через два солнце будет уже высоко в небе и Наруто придётся принять решение: выбрать спокойные воды Сая, или окунуться в такое же спокойное, но с частыми штормами, море Учихи Саске.
Брюнет усмехнулся: и да помогут боги этой светлой голове в случае неверного ответа. Он чуть прогнулся в спине, хрустнув суставами. Чуткий сон Наруто был потревожен, но не развеян. Он зашевелился, что-то забормотал. Саске прислушался, но Узумаки уже замолк.
Когда перестаёшь жалеть себя и оглядываешься по сторонам, то с удивлением обнаруживаешь, что жизнь сплошь и рядом состоит из действий от мала до велика. Взять хотя бы предстоящий экзамен на джоунина. Зрелище хоть куда, особенно если учесть тот факт, что от Конохи участвовать будут все те из их выпуска, кто ещё не успел получить это высокое звание. Так же демонстрировать свои умения будет Тен-тен.
Саске перевёл взгляд на свою руку, в которой сжимал ладонь любимого. Конечно он снова сделает всё не по правилам. Не будет цветов, конфет и обещаний, которые он никогда не соберётся выполнить. Но именно так он и собирался делать первые шаги по новому жизненному пути – крепко переплетя пальцы с человеком, в которого был безумно влюблён.
И в тот момент, когда светлые ресницы дрогнут, и голубые глаза, подёрнутые дымкой сна, встретятся с чёрными, Саске скажет своему избраннику, старающемуся смущённо пригладить свои волосы:
- Я пока сделаю нам чаю, а ты потихоньку начинай паковать вещи – ты переезжаешь ко мне. И имей в виду, я собираюсь забрать отсюда всё, вплоть до последней бумажки.
- А моё мнение по этому вопросу ты узнать не хочешь? – возмущённо забормочет Узумаки и попытается сползти с кровати.
- Вот именно: я твоё мнение и не спрашиваю, - с усмешкой ответит Саске, ловя такого неуклюжего с утра блондина за щиколотки и притягивая к себе. – Я просто ставлю тебя перед фактом.
И словно догадавшись о нежелании Наруто начать такое отличное и доброе утро с перебранки, Учиха залепит пухлые губы страстным поцелуем. Он будет слушать стоны, и сдерживать трепет сильного тела. Он будет молить обнять его крепче и расцарапать ему спину. Они сольются воедино, будут кататься по кровати и дадут своим эмоциям полную свободу.
И в момент, когда Саске в экстазе прикусит Узумаки мочку ушка, ему в голову придёт мысль, что в этот раз с Наруто будет не так-то просто договориться, и что тот будет брыкаться до последнего. Но с уверенностью в девяносто шесть процентов Саске мог предсказать, что любовник всё равно сделает так, как велит ему лучший друг.
О да, Учиха Саске согласен будет многое изменить в себе ради Узумаки Наруто. Всё, кроме одного – своей немного эгоистичной натуры. Ведь во многом благодаря именно этой черте характера, и Саске это прекрасно знал, Наруто его и любит.

URL
Комментарии
2012-06-06 в 18:02 

Fraktsa
Может логика у меня и не очень правильная... Зато какая ИНТЕРЕСНАЯ!
:five::five::five::five::five:

   

Shadow

главная