21:27 

Хроники охотника и дракона

!Liz!
Название: Хроники охотника и дракона.
Часть 11
Автор: Yaika
Бета: Flaming girl
Пейринг: Сасу/Нару , Гара/Ли
Рейтинг: PG-13 ­
Жанр: романс ,много юмора, ООС, АУ
Статус: закончен (АЛЛИЛУЙЯ!!!!)
Размещение: только с шапкой!
От автора: ну вот и конец этой истории... надеюсь вам понравился мой первый большой расказ.
Всегда приятно получать ваши отзывы на каждую главу, и за это вам большое спасибо!!!

Пролог

- Наруто.
- Да?
- Кажется… я рожаю.
Тишина. Грохот упавшего кувшина с вином. Четыре предельно внимательные пары глаз (кирий тоже там был).
Саске держался за плоский живот и хмурил брови.
- Может… понос? - Гаара, страшно переживая и оглядываясь вокруг в поисках непонятно чего. В таверне кроме этой компании в столь ранний час больше никого не было.
- Иди ты. - Зло.
- Так. Всем надо успокоиться, - Ли. - Роды я уже как-то принимал, так что все слушаем меня.
Четыре пары глаз с надеждой уставились на эльфа (кирий тоже).
- У кого принимал-то? - влез Саске.
- У трех белок и одного ежа. Еще один раз помог выковырять застрявшее яйцо у какой-то птицы. Так что… - все задумчиво посмотрели на ошарашенного кирия, - опыт есть.
- Иди нахрен. Сам рожу!
Но тут двери распахнулись, ворвались четверо, резко склонили одно колено перед злым Саске, и самый ближний тихо произнес:
- Позвольте нам позаботиться о ребенке, ваше высочество. У нас есть необходимое оборудование для изъятия плода. Без него вы и ребенок можете погибнуть.
Саске сжал зубы и посмотрел на Наруто.
- Лучше согласись. - Кивнул блондин. - Шутки шутками, но мужик, рожающий дракона, - это серьезно.
Охотник скрипнул зубами и угрюмо опустил голову. Длинная челка скрыла выражение глаз, а тихий голос произнес всего одно слово «согласен». После чего все пятеро проследовали за драконами (а это были именно они) и уже в течение часа были доставлены в недавно заново отстроенную цитадель.

Глава 1.

- Это что?
- Саске, кончай истериковать, это специальное кресло, в котором есть крепежи для рук и ног.
- Я так не раскорячусь!
- Ты рожать собрался или что? - теряя терпение. - Садись давай, прынцесса.
- Да, но… я ж говорил - не раскорячусь. И вообще, никогда не думал, что для родов садятся на шпагат.
- Дурак, это для рук!
- Не лезь, я сам разберусь… это для рук? А… ноги куда?
- Не идиотничай.
- Нару… а ты уверен, что если меня подвесят вверх тормашками с широко разведенными ногами - ребенок родится?
- Саске.
- Что?!
- Я понимаю, у тебя нервы. Всем в первый раз страшно.
- Ну еще бы. Мужики так вообще в шоке. Постоянном.
- Не перебивай. - Повышая голос. - Но это кресло для родов драконов. Тебя в нем зафиксируют, потом перевернут и положат.
- А… почему сразу его перевернуть нельзя?
- Последняя роженица была извращенкой, вот его так и заклинило.
Тишина.
- Заклинило? - тихо.
- Заклинило. - Мрачно.
- То есть, перевернут и положат… не факт. Да? И рожать я буду вверх ногами на шпагате.
- Что ты как маленький! Вверх ногами – вверх ногами. Ну и что?
- Мы вернулись. - Ли, ведя за руку задумчивого Гаару.
Саске скривился и прикрыл глаза, остро желая, чтобы эти двое срочно куда-нибудь провалились.
- А это чего? - Гаара, удивленно разглядывая конструкцию. - Этим будут плод извлекать?
- Нет. - Наруто, все еще держа Саске за руку и стараясь его хоть немного этим успокоить.
- Это кресло для него.
Тишина. Ли щурится, что-то прикидывая в уме, Гаара стоит с открытым ртом, забыв про зажатый в руке бутерброд.
- А-а-ааа…
- Вверх ногами. - Сообщил Наруто.
- О-оооо...
Саске понял, что на грани.
- Мне что-то рассказывали о последних родах, пришел в себя пустынник.
Охотник дернулся и прислушался, глядя, как Наруто пытается забраться в «кресло» и продемонстрировать любимому, что это «не страшно».
- Говорят, отсюда доносились жуткие вопли, крики…
Наруто мрачно посмотрел на Гаару, запихивая ноги в пазы и повиснув вниз головой.
- … но роды прошли успешно. – Вежливая улыбка. - Только в кресле что-то замкнуло, и оно с тех пор слегка барахлит.
- Как именно? – охотник, уже понимая, что не полезет туда ни за какие коврижки.
- Иногда проходят сильные разряды, крепежи для рук и ног могут немного подергиваться, меняясь местами… а так… все нормально.
Бледный Саске прикрыл глаза, сжал зубы и тихо застонал. Если бы еще и эта тянущая боль в животе хоть на секунду утихла… он бы просто ушел отсюда, прихватив Наруто и послав всю стаю в одно очень далекое и глубокое место. Но нет, боль теперь непрестанно накатывает волнами, словно издевается, оглушая и напоминая о том, что сам он не родит ни при каком раскладе. А значит, нужна помощь. А значит…
- Саске, смотри! А ты боялся.
Брюнет поднял голову и задумчиво взглянул на повисшего вверх ногами и с широко разведенными в разные стороны конечностями Наруто. Представил, что сам будет так висеть. Стало дурно.
- Я не…
- О, а вот и кристалл управления, - влез пустынник, радостно подходя к небольшому кубику, заманчиво поблескивающему гранями на высокой серебристой подставке.
- Переверни меня. - Крикнул Наруто. - Ты ведь в этом разбираешься?
- А где кирий? - Ли. Ни к кому конкретно не обращаясь.
- Я его оставил у себя в комнате. Она защищена заклинаниями, и пробить их он не сможет. – Блондин напряженно наблюдал за колдующим над кубом Гаарой.
- Умно. - Усмехнулся Саске, глядя туда же.
Тихий шелест механизмов, осторожный поворот. И вот уже Наруто осторожно поставлен на пол и полусидит на мягкой подставке, в то время, как его руки и ноги расположены вдоль главной оси тела.
- Ну вот. А ты боялся. - Сияющая улыбка, Наруто ласково подмигнул все еще напряженному Саске. - Гаара у нас вообще гений техники, так что, если что…
Но тут кресло резко взмыло вверх, врезалось в потолок, послышался треск разрываемой материи, а голова Наруто прочно застряла между его бедер.
Тишина.
И только Гаара суетится у пульта, красный как рак и старающийся ни на кого не смотреть.
- Система… старая. - Смущенно. Под нос. - Я думал, эта кнопка для другого… Сейчас я его спущу.
Саске уже лез к Наруто, не реагируя на пустынника и спеша спасти стонущего любимого.
- Саске, слезай! Я сейчас его опущу!
Но охотник даже не обернулся. Он уцепился ногами за одну из «лап» прибора и свесился вверх ногами напротив лица Наруто.
- Ты как? - доставая кинжал и ища винты, которые можно было бы открутить.
- Нор… нормально. - Испуганная улыбка и опущенные вниз глаза. - Это случайность. Поверь. Гаара сейчас нас спустит.
- А мне плевать. Он тебя еще и током вот долбанет, тогда вообще весело станет.
- Но…
- Не шевелись.
Винты откручивались с удивительной быстротой. Пальцы охотника были словно из железа. И дракон просто позволил ему развинчивать установку, не мешая и мечтая спуститься обратно вниз.
- Все.
Одна из «лап» рухнула, грохнув так, что прибежали драконы, дежурившие неподалеку. Саске же подхватил Наруто на руки, оттолкнулся от металла и, перевернувшись в воздухе, красиво спрыгнул на пол, врезавшись ногами в плиты и крепко держа на руках своего дракона.
Наруто был красный, как помидор. Гаара ничем ему в цвете лица не уступал. Но уже от смущения. (Ли оттащил его от куба, убедив дать Саске вытащить Наруто самому).
- С вами все в порядке, ваше высочество?!
Высокий серебряноволосый дракон стоял перед Саске, пока еще трое разбирались с установкой, одновременно давая втык Гааре.
- Да. - Наруто опустили на пол, а брюнет зло сверкнул глазами и безапелляционно заявил. - Но рожать вот на этом, - ткнуть пальцем, презрительно кривя губы, - я не буду.
- Конечно, не будете. Она же неисправна. - Кивнул дракон, беря Саске за все еще вытянутую руку и увлекая за собой.
- Что? - растерянно.
- Роды пройдут часа через два. И, конечно, все, что с ними будет связано, стерильно и сейчас подготавливается к операции.
- К операции? - стараясь, чтобы голос продолжал звучать твердо. Гаара, Ли и Наруто пошли следом, тоже прислушиваясь к разговору. Саске мрачно на них косился. И ведь чуть не поверил этим охламонам!
- Если вам будет так приятнее: к обряду родов. Все пройдет быстро и безболезненно, так что…
Охотник вырвал руку, засунул обе их в карманы и сам пошел следом, всем своим видом демонстрируя независимость и почему-то упорно чувствуя себя маленьким дитем, шагающим рядом со взрослым дядей.
Дракон мягко улыбнулся и продолжил:
- … так что расслабьтесь и не волнуйтесь.
- А мы можем быть рядом? - влез Наруто.
- Это… нежелательно.
- Но…
- Пусть присутствуют. – Саске. Угрюмо. Не глядя на Наруто.
Дракон помолчал, нахмурился, но… кивнул.
- Если таково желание королевы.

Спустя еще пять минут они подошли к белоснежной покрытой странными золотыми иероглифами, двери и остановились.
- Здесь операционная.
Саске снова перекосило. Вдобавок начало трясти. Срочно хотелось подорвать еще и эту цитадель и красиво смыться.
Все драконы разом и дольно таки мрачно на него посмотрели. Охотник запоздало вспомнил, что его мысли здесь могут видеть.
- Не советую, юноша. - Уже не так приветливо и опасно сверкая серебряным холодом глаз. - Мы эту цитадель строили, оплачивая ремонт буквально из последних средств. И если вы еще и ее разрушите…
- Понял, понял. Я просто нервничаю.
Дракон чуть расслабился и уже более дружелюбно кивнул.
- Все нервничают. А вы, - обращаясь к остальной части группы, - раз решили его поддержать - пройдите в соседнюю комнату и смените одежду на халаты и стерильные штаны и обувь. Так же вы там вымоетесь специальным обеззараживающим лосьоном.
- А я? - глядя за уже скрывающимися за поворотом коридора друзьями.
- Что я?
- А я… халат там. Лосьон.
Мягкая улыбка и отрицательный жест головой.
- Тебе не обязательно, Саске-кун. - И он мягко толкнул белую дверь рукой. - Ну… проходи. И не волнуйся. Все будет хорошо.
После этих слов охотник понял, что не хочет входить даже под угрозой смертной казни. Отшатнулся назад, уже открыл было рот для вежливого отказа, но тут… боль в животе скрутила так, что он рухнул на колени, прижимая к нему руки и шипя сквозь сжатые зубы.
Кто-то кричал. Суетились драконы. Его подняли, положили на носилки и куда-то понесли. В руку вонзилось длинное и колючее. Боль начала понемногу отступать, но все еще затапливала разум ритмичными волнами. А чьи-то руки уже раздевали, очищали кожу, переодевали и вновь перекладывали на носилки.
«Если выживу, - мелькнула безумная мысль, - мы с Наруто поженимся». После этого Саске потерял сознание.

Глава 2

Саске лежал на чем-то холодном и длинном. На его тело было наброшено что-то вроде простыни, под которой он был совершенно обнажен. Приоткрыв глаза и прислушавшись к себе, охотник понял, что боль, так мучившая его еще недавно, исчезла. Приятно...
Странно. Так тихо. Темно и мрачно.
А может все уже закончилось и...
Невдалеке зажегся огонек. Охотник попытался сесть, но поперек груди и через бедра были перетянуты магические цепи, крепко крепившие его к камню, на котором он лежал. Рванув изо всех сил, охотник понял, что порвать их так просто не сможет.
Тогда прикрыл глаза, лег обратно и расслабился, ожидая, что будет дальше.
Огонек приближался, становился светлее. И уже через минуту охотник смог различить очертания высокого худощавого тела Гаары, несущего на вытянутых руках довольно большую свечу.
- Гаара! – Саске успокоился и даже улыбнулся уголком рта. А он то уж испугался, что...
Дракон подошел, не глядя сунул охотнику свечу в руку и начал обходить алтарь по дуге, что-то напевая.
- Зачем мне свеча?
Пустынник не ответил. Лицо его было сосредоточено, а глаза полузакрыты.
Охотник повертел свечу, поморщился и затушил ее. Темно. Тихо.
Шипение:
- Козел, ты че творишь?!
И свечу снова зажгли.
Офигевший Саске, сжимая ее в руках, продолжил лежать, глядя на Гаару и ничего не понимая.
Пустынник же сверкнул глазами и продолжил ритуал, напевно произнося заклинания и продолжая обходить алтарь с Саске по кругу.
Охотник понял, что начинает нервничать. Руки почему-то были свободны, но сделать с магоцепями он ничего не мог. Из-под этих цепей даже выползти невозможно.
Тогда он глубоко вдохнул, выдохнул и снова заговорил.
- Гаара, я хочу знать, что здесь происходит. – Ноль внимания.
– Почему я привязан? – песня стала чуть громче.
– Где Наруто и Ли?
Нет реакции.
Охотник сжал зубы, прикрыл глаза и, усмехнувшись, громко проорал:
- Гаара пустынный – козел!
Тихие смешки из темноты справа, песня стала еще громче и... пронзительней.
- В тайне мечтает стать птичкой и улететь на облачко! – продолжил охотник, не отрывая от дракона глаз.
Смешки стали громче.
- Чтобы на всех гадить. – Мрачно.
Песня уже брала за душу, особенно децибелами.
- Страдает запорами, переходящими в жуткие поносы!! – тоже прибавил звука Саске.
Гаара, перемежая слова заклинания с матом, попытался заткнуть ему рот, но тогда было неудобно ходить вокруг алтаря.
- А еще он...
- Саске!!!
- Хм?
- Бл...! Ты весь обряд сорвал!
- А мне никто ничего не...
- Немедленно продолжай! – из темноты. - Иначе она так и не родится!
Гаара сжал зубы, врезал Саске в челюсть и снова начал напевать слова заклинания, продолжая бродить вокруг алтаря.
Охотник размышлял, вертя в руках свечку и хмурясь. А ведь пустынник уже упоминал о чем-то таком. Да, точно, и про алтарь, и про то, что охотник будет не одет. Помнится, там еще кинжал фигурировал. Или гильотина?
Брюнет выругался и рванул изо всех сил. Но магия держала крепко – не прикопаешься.
Надо что-то делать. Что-то...
А тут еще и Гаара перестал петь. Остановился сбоку от охотника и смотрит как-то... печально?
- В чем заключается обряд? - зло, на пределе.
Вместо ответа пустынник вынул из рукава кинжал и поднял его вверх.
Саске оскалился и красиво засветил дракону в глаз свечкой.
Темно. Много ругани. Охотник отдирает магические цепи чуть ли не с мясом, пытаясь выползти из-под них.
- Саске!
Наруто?
Обернуться, сверкнуть глазами и радостно улыбнуться.
Нару...
- Лежи смирно! Ты что, издеваешься? Ты же все испортишь!
Его золотоволосое чудо село рядом, взяв его за руку и сведя брови к переносице.
Охотник сжал зубы и отрицательно мотнул головой.
- Что за обряд? – хрипло.
- Тебе нельзя знать. Весь смысл в том, что ты не знаешь.
Охотник сощурился, но золотой дракон так ласково ему улыбнулся... что ярость немного приутихла, и… Саске отпустил цепи.
Сбоку поднимался страшно ругающийся и пытающийся снова зажечь свечку Гаара.
- Говорил же, надо было его сначала усыпить. – Шипение.
Саске сунули в руки покореженную и согнутую пополам свечу с неубедительным огоньком, цепляющимся за фитиль.
- Тогда меньше вероятность того, что ребенок не пострадает. Он должен быть в сознании. – Наруто. Зло и не отрывая глаз от доведенного почти до предела пустынника.
- Я хоть выживу? – Саске, вклиниваясь в беседу.
Оба посмотрели на него. Наруто кивнул, Гаара врезал блондину в челюсть.
- Этого нельзя было говорить!
- А... Саске, я пошутил! Ты погибнешь. В муках. Через полминуты, крича и сгорая в страш...
- Я понял.
- Да?
- Уйди нахрен, - пустынник немного растерянному Наруто.
Блондин кивнул, взъерошил волосы на голове и снова скрылся во мраке.
- Продолжим. – Гаара, оглядываясь по сторонам.
Саске смотрел серьезно и с участием, лежа на ритуальном кинжале и пытаясь незаметно пилить им цепи. Гаара снова отобрал свечку и полез под алтарь. Послышалась ругань, поднялась пыль. Кто-то клятвенно пообещал сожрать уборщицу.
- Что-то потерял? – Саске.
- Кинжал. Не видел? Ведь только что в руках держал.
- Он под алтарь, кажется, упал.
- Нету!
- А... еще есть?
- Издеваешься? Да такой один на миллион! Чтобы его добыть, погибли сотни...
Дзинь. Металл не выдержал коварства магии.
Над алтарем появилась встрепанная голова Гаары с широко расширенными от беспокойства глазами.
- Что это дзынькнуло? – почему-то шепотом спросил он.
Саске торжественно вручил ему обломок лезвия и рукоять, улыбаясь как можно более широко и приятно.
Дракон встал, разглядывая составные части и все еще соображая.
- Что будем делать дальше? – по-деловому осведомился Саске, которого все это действо уже начало занимать.
- Твою ж... Саске!!!
Дальше вырезано цензурой... много.
Гаара свалил с обломками реликвии. Из темноты послышались охи, вздохи и призывы зверски изувечить святотатца.
Саске безошибочно узнал в злом многоголосье звонкий голос Наруто, объясняющего, что охотник просто защищался, так как до сих пор ничего не понял. А потому, ежели кто только попробует тронуть его хоть пальцем...
Охотник хмыкнул и снова занялся цепями. В своем суженом он был уверен на все сто. Сказал «изнасилую», значит изнасилует... ЧТО ОН СДЕЛАЕТ?!!!
Парень сжал зубы, прищурил глаза, но... положительно на угрозу блондина отреагировал только Гаара, заявивший, что Наруто ему не указ и он его не боится. Но там вклинился Ли, и Гаара заглох. А вскоре и вовсе вернулся к алтарю с фингалом под вторым глазом и засосом на шее.
Саске заржал. Гаара сжал кулаки, обнажая клыки в недвусмысленной угрозе. Но голос из темноты рявкнул, чтобы они продолжали, и пустынному ничего больше не оставалось, как завершить обряд.

Он выпрямился. Закрыл глаза. И поднял над головой тот самый кинжал. Приглядевшись, Саске увидел, что лезвие и рукоять были скреплены чем-то прозрачным, вроде смолы. Усмехнувшись, он расслабился и приготовился ждать.
- О великий Ритх. Прими эту жертву и даруй нам дитя. – Отбубнил Гаара и резко опустил кинжал вниз.
Вверх тут же взметнулся кулак охотника, и лезвие, столкнувшись с ним, снова отломилось, исчезая в темноте.
Тишина.
Рычание огненного дракона и выкрик откуда-то сбоку:
- Да усыпите же его кто-нибудь!
Саске усмехнулся, вручил застывшему Гааре помятую свечку и ткнул пальцем во мрак.
- Ищи и обрящешь. – Сообщил он, откидываясь назад и складывая руки на груди.
Гаара громко застонал, сплюнул, отвернулся и пошел искать клинок.
Охотник же прикрыл глаза и...

И тут живот снова пронзила та боль.
Резкая. Невыносимая. Она пронизывала, казалась, все его существо, и от нее невозможно было нигде скрыться. Он застонал, хватаясь за живот и пытаясь скорчиться. Но магия, эта хренова магия! Мешала.
- Саске.
Наруто. Уже рядом, уже близко. Прижимает ладони к его рукам и отдает целое море силы, пытаясь задержать то, что началось слишком рано.
- Гаара! – рык золотого дракона буквально сотрясает стены.
- Чего? – из темноты.
- Началось, быстрее! А то опоздаем!
Гаара выругался. Черную темень пронзило целое море бушующего пламени дыхания дракона, и в его ярком свете тихо прошелестевший по полу песок подхватил обломки кинжала и, мгновенно расплавившись до состояния стекла – непрочно склеил их друг с другом.
- Иду!
Пустынник склоняется над брюнетом. Золотой дракон с силой разводит руки охотника в стороны, удерживая за кисти, а кинжал все-таки опускается вниз, царапая лезвием по животу и погружаясь внутрь. До самой рукояти. И... снимая боль и судороги столь странной и непонятной прохладой и тишиной.
Все замерли. Слышно только тяжелое дыхание драконов. Саске медленно разлепляет веки и поворачивается к пустынному.
- Почему... почему мне не больно? – хрипло, из-за содранного от крика голоса.
Гаара рывком вынимает кинжал. Посылает Саске в задницу и уходит обратно во мрак.
- Уже все. Тихо, Саске, тихо. Уже все.
Охотник чувствует, как цепи заклятий медленно расплетаются, отпуская его. Садится. Поводит плечом и смотрит на Наруто, держась за живот и ничего не понимая.
- Ребенок...
- Жив. – И довольная широкая улыбка на его лице.
- Жив. А... где?
- В п...де! – Гаара из темноты.
Ли недовольно что-то говорит, и Гаара смущенно оправдывается.
- Ты увидишь ее позже, Саске. Пока она еще не в человеческом обличие ... только драконы могут управиться с силой, которую наша дочь пока еще не может контролировать.
- Наша... дочь.
- Ну да. – Улыбка, блеск его глаз, заполненных расплавленным золотом сверкающих искр, и тепло его тела, крепко прижатого к груди.
- А зачем было связывать-то? Да и стерильность...
- Ну... ножом-то тебя все же пырнули, просто все сразу зажило. А не рассказывать... таков закон ритуала. Ты против?
- Нет. – Прикрывая глаза и вдыхая запах его волос. - Я не против...

Глава 2.

Девочку назвали Мирандолина. Саске для простоты звал просто: Долли.
И ребенка немедленно полюбила вся стая, готовая буквально не спускать маленькую проказницу с рук.
А надо признать, что драконы взрослеют совсем не так, как люди. За неделю они достигают размеров пятилетнего ребенка, и не менее смышлены. Зато потом, в возрасте пятнадцати лет, их развитие резко тормозится, и сто лет идут за год. Оттого и долгожительство, и постоянный неуемный интерес ко всему, что их окружает. По-детски непосредственные, удивительно талантливые и необычайно красивые, эти существа по праву занимали место любимчиков у всех рас. Девушки сходили с ума по вечно прекрасным озорным юношам, ну а мужчины... вы видели когда-нибудь драконицу? Настоящую, конечно. А не выдуманную, не нарисованную и даже не описанную словами случайного прохожего. Нет? Тогда вы понятия не имеете, о чем я говорю. Слишком красивы. Такие хрупкие, чуткие и нежные. Озорные и ветреные. Спокойные и ласковые. Они представляли собой совершенство от пальчиков ног до концов их удивительных легких и сверкающих в лучах луны и солнца волос. В них влюблялись все. И драконы хранили эти бриллианты, как самое дорогое из своих сокровищ. Но... но. Однажды их просто всех истребила загадочная и страшная болезнь. Лекарство от которой было найдено слишком поздно. Удалось спасти единицы. И эти девушки были еще столь далеки от брачного возраста, что о детях стая могла только мечтать.
А тут такой случай.

Ребенок же довольно быстро смекнул, в каком положении он находится, и радостно геройствовал в стенах родной цитадели, пока родители в очередной раз разыскивали непоседу по всем залам и подземельям, страшась очередных проказ.
Что она уже успела натворить? Ну, к примеру:
1) училась летать с крыши цитадели, забыв превратиться в дракона. (Именно тогда поседел проходивший мимо снежный дракон).
2) забралась на кухню и съела целую банку варенья. (Всю ночь искали врача, так как болел животик).
3) нашла книгу заклинаний, вышла в центр бального зала и радостно прочла первое попавшееся четверостишье. (Выбрал ребенок заклинание для улучшения потенции в критических ситуациях. Что чувствовали драконы, пока психующий старец разыскивал, прыгая на одной ноге, обратное заклинание – не знает никто. Но Гаара в тот день защищал Ли не на жизнь, а на смерть.)
4) забралась в сокровищницу и наполнила ее доверху золотом и драгоценностями. Месяц драконы гуляли, называя ее «золотцем» и восхищаясь талантом ребенка. А потом все золото превратилось в грязные детские пеленки, и ошарашенным ящерам все четыре расы предоставили счет! Золотцем ребенка больше никто не называл.
5) заявлялась по ночам в первую попавшуюся спальню и требовала сказку. Но это наименьшая из ее шалостей. Хотя... каким-то образом ребенок всегда знал, в какой из спален вместе с драконом будет девушка, которая сможет рассказать сказку лучше и длиннее, чем «эти странные дяди». Драконы в итоге по ночам начали прятаться с подругами по подвалам подземелий. Там было пыльно, местами сыро и крысисто. Но зато никто не вбегал в пиковый момент и не орал: «Ни мусяй тятю! И ласскази мне фкафку!».
И много чего еще случилось... так что ребенка успели полюбить все. И Долли всем платила взаимностью, особенно сильно обожая своих двух вечно переживающих за нее пап.

- Саске, где Долли?
- Спит.
- В кровати ее нет.
- Хм... а под кроватью?
- Не идиотничай.
Тяжелый вздох. Брюнет направляется мягкой пружинистой походкой хищника к двери и медленно ее открывает. Черные пронизывающие глаза окидывают комнату испытующим взглядом. Ребенка и вправду нет.
- Ну и? – зло, из-за спины.
- Ее нет. – Задумчиво.
Рычание.
- Успокойся. Заходил Гаара и...
- Вы обо мне?
Черный, дымящийся и весь в крови пустынник мрачно хромает в комнату и осторожно садится на диван.
- Что-то случилось с Долли? – Наруто, сжимая кулаки и ошарашено глядя на пустынника. Так отделать этого дракона не мог еще никто и никогда. Песок всегда был на страже.
- Да. Случилось.
Родители замерли. В глазах – смерть и холод. Ткни сейчас Гаара в любого дракона и скажи, что он причинил вред ребенку... труп – это еще мягко сказано.
- Что с ней. – В голосе охотника сплошной металл.
- О, ничего страшного. Просто эта зара... Мирандолина, - перекашиваясь в улыбке. Саске не спешил убирать вынутые кинжалы, а Наруто – когти, – подружилась с кирием. И теперь эта парочка ходит по замку и вытворяет тако-ое... я вон еле живым выбрался.
- С кирием? – Наруто. Удивленно.
- С кирием. – Весомо, с дивана, осторожно щупая сломанные ребра. – Он у вас еще и разумным оказался. А она, как на зло, понимает, что он там лопочет.
- Пошли. – Саске, направляясь к двери.
Наруто кивнул и шагнул следом, уже закрывая за собой дверь, но вдруг остановился, чтобы задать последний вопрос:
- Да, кстати, а за что они тебя так то? Ты что-то сделал ребенку? – тон безразличный, но Гаара понял, что если что – его прямо здесь порвут на пипетки.
Впрочем, скрывать ему было нечего.
- Кирий меня узнал. – Мрачно и тихо.
Блондин кивнул и прикрыл за собой дверь. А пустынник понял, что ему пора отсюда линять. Даже у песка есть свои пределы. А если рушатся все потолки разом – удержать их он просто не в состоянии

Ребенка нашли на крыше. Она там как раз наблюдала за полетом птички, весело чирикающей на ветру. Постоянно что-то падало (метеориты), кружащие в небе драконы заслоняли с таким трудом отстроенную цитадель, неся потери и просто не зная, как подступиться к ребенку. Как только к девочке кто-нибудь приближался - особенно крупный раскаленный булыжник метко попадал этому кому-нибудь в нос, откидывая ящера далеко назад. Птичку же достать было и вовсе нереально, так как даже при попытках сжечь ее на расстоянии, Долли так плакала, что драконы чувствовали себя чуть ли не последними садистами и мерзавцами.
Но долго так продолжаться не могло, а потому заявившимся на крышу родителям обрадовались, как родным. Кирий, еще разок чирикнув, тут же спланировал на макушку Наруто, а Саске поднял на руки дочь, укоризненно глядя на довольного ребенка.
Миранда радостно обняла папу за шею, ткнулась носиком ему в щеку и рассказала о том, как весело с ней играли вон те добрые дяди драконы. Перевоплощающиеся обратно в человеческий облик местами побитые и злые ящеры опускались на крышу и издали хмуро наблюдали за сидящим на макушке Наруто кирием. То, что такая маленькая птичка может стать угрозой для целой стаи, они просто не ожидали. А теперь явно было поздно. Убить птичку – гарантированно огорчить ребенка, а это ведет к небольшим последствиям в виде двух разъяренных убийц, сметающих все на своем пути и зовущимися: папа-Нару и папа-Саса.
Нда-аа...
- Отдайте нам птичку. – Все же влез один. Он наиболее пострадал и сейчас вообще сращивал ногу, полуоторванную очередным метеоритом.
- Нет. – Наруто. – Птица привыкнет и перестанет буянить. Вам тоже стоит привыкнуть.
- Она полцитадели порушила! – выкрик из толпы.
Саске хмуро покосился на довольного кирия. Вот же заноза в заднице.
- Предлагаю сделку.
Все удивленно повернулись к охотнику. Даже ребенок притих на руках у отца, зная, что когда у него такие глаза – лучше не капризничать.
- Какую?
- Кто победит меня, тот и заберет кирия.
- А ребенок? – тот самый, который с ногой (по кличке Рик).
- Я все ей объясню.
Рик усмехнулся, встал - его качнуло, но он начал медленно приближаться к Саске, понимая, что человек ему просто не соперник. Но... надо будет обезвредить быстро: это все же королева и потенциальная мать детей. Так что...
- Но перед началом, - передавая девочку хмурящемуся Наруто и доставая клинки – я бы хотел кое-что сказать.
- И что же? – улыбка дракона стала шире. Уже молит о пощаде? Нет, вряд ли. Тогда что?
- Я уже победил в честном бою отца Наруто. Ты уверен... что сильнее его? Или этот бой будет таким же скучным? – гласные растягивались. Голова чуть склонилась набок, а улыбка превращалась в белоснежный оскал.
Дракон замер и обернулся. Вокруг красного от бешенства Минато тут же образовалось много свободного пространства.
Все ждали, что он опровергнет слова этого человека.
- Ну же, свекр. – Саске, нагло улыбаясь. - Драконы ведь никогда не врут. Или скажешь, что я победил нечестно?
Дракон поднял глаза и встретился взглядом с холодом двух бездн. И все же... еще никто из смертных не мог так просто выдержать его взгляд. Особенно, если дракон был в ярости.
Он... выдержал.
«Я это припомню», - отчетливо пронеслось в голове Саске.
- Он застал меня врасплох. – Для прочих.
- Но... где же шрамы? – Рик. Ошарашено.
Минато перекосило. Саске просто не мог не влезть.
- Они есть. Два! Симметричных. Но он ни за что их не покажет.
- Почему? – все смотрят на Саске.
Когти дракона пронзили ладони и вышли с тыльной стороны. Кровь стекала на крышу. Он из последних сил пытался подавить рык. Еще немного, и зятя (и их королеву) он просто сожрет!
- Ибо!.. Это шрамы великой победы человека над самым сильным и прекрасным из всех ныне живущих существ... драконом.
Саске склонил голову, отдавая дань уважению кусающему губы Минато. Все тут же повернулись к золотому ящеру. Тот слабо улыбнулся.
- И не всем дозволено видеть их. – Кивнул Наруто, уже спускаясь по лестнице обратно в цитадель. Здесь дуло, нельзя было долго оставлять ребенка на ветру.
Саске остался.
- Ну что, Рик? Все еще жаждешь битвы?
Дракон усмехнулся и медленно качнул головой.
- Минато один из сильнейших в стае, и... я признаю твою силу.
Саске поднял голову, усмехаясь и глядя в глаза Минато. В их золоте была смерть. Холодная, голодная и с бензопилой.
- Но что насчет кирия? – влез молодой и с зелеными, как трава, волосами.
- Я займусь им. – Саске. Важно. Все еще не отойдя от звания сильнейшего.
Еще ни одному охотнику на драконов не говорили, что признают его силу. Скорее посылали матом и радостно жрали...
Он крут. Факт.
- А он будет тебя слушать? – сиплым голосом - с прорывающимся рыком - и яростью в глазах Минато удивил всех.
- Рад, что вы так беспокоитесь обо мне, зятек. - Продолжал наглеть охотник.
По толпе прошел шепоток: «Зятек, так они так близки». Минато посетил тик правого глаза.
- Но я справлюсь. Что мне одна маленькая птичка, когда я случайно уделал вас.
Саске даже не сразу понял, что сказал. Зато Минато понял прекрасно. Грозный рык. Перевоплощение. И вот уже перед охотником стоит огромный прекрасный дракон, доведенный до белого каления.
Саске вздрогнул, сделал шаг назад и сжал зубы. Доигрался.
Но тут на плечо село что-то маленькое пушистое и... синее? И тихо чирикнуло.
И огромный сверкающий метеорит снес одного из сильнейших драконов клана с крыши, прямо на глазах у изумленных собратьев.
...

Дракон выжил! Хотя за ним еще долго ухаживал Саске, которого Наруто таким оригинальным образом решил наказать.
А Кирий с тех пор больше не обижал Саске. И такие меры, как: схватить Наруто или дочь при виде птички, охотнику больше были не нужны.
Вы спросите почему?
Да просто одна маленькая кудрявая девочка с солнечными глазами как-то перед сном тихо попросила птичку «не обижать пап». И птичка послушалась.
Так как они с этой девочкой были друзьями.

Много чего еще тогда случилось, пока подрастала юная драконица:
• Она подружилась с девушками – драконицами, которые жили в отдельном небольшом замке.
• Саске вторично забеременел двойней и полдня носился за довольным Наруто, клятвенно обещая его убить.
• Минато выздоровел и сильно сдружился с Саске, столь самоотверженно ухаживающим за ним во время болезни, что даже дракон был польщен. (За каждый такой день ухода, Наруто расплачивался всю ночь настолько бурно, насколько хорошо Минато отзывался об охотнике. Понятно - Саске из кожи вон лез, стремясь помириться с зятем).
• Гаара все-таки женился на Ли и тоже забеременел (много позже, и тоже став королевой.). У них родилась тройня. Всю беременность на Гаару было страшно смотреть: он не верил до самого конца. (Ритуал родов проводил Саске).
• В подвалах цитадели, оставшихся еще от прошлой постройки, обнаружились залежи привидений, и теперь замок был еще более густонаселен, так как успокаиваться разбуженные призраки отказывались наотрез. (Кто их разбудил? Об этом история умалчивает. Но призраки особенно полюбили юную драконицу и ее маленького синего друга, которого понимали так же хорошо, как и она).
• Саске присвоили титул матери-героини. (Охотник был в бешенстве, залетев в третий раз). Его поклялись беречь, чуть ли не как сокровище нации. Саске был бурно против, но его опять же никто не слушал.

И много чего еще случилось в цитадели драконов.
И вот что странно. Чем дольше охотник жил рядом с драконами. Чем больше он их узнавал. Тем спокойнее и тише он становился. Нет, он не ослаб (тренировки с Минато этого бы не позволили), но... он уже не ненавидел их. Не мечтал убить всех до единого. Не... нелюбил.
А однажды ночью просто рассказал Наруто историю уже своей жизни:

- Саске.
- Ммм?
- Ты спишь?
- Да.
- Не спишь.
Тихий вздох.
- Что?
- Ну...
- Долли?
- Нет.
- Секс?
- А что так не радостно?
- Я готов.
- Ладно, расслабься, я ж не зверь.
Облегченный выдох, недовольное сопение дракона.
- Так плохо?
- Хорошо.
- Почему тогда не хочешь?
- Пять часов без перерыва... у тебя одно место не болит?
- Нет. Регенера...
- А у меня болит. – Задумчиво.
- Ой... прости.
- Да нет. Ничего. Заживет.
- Перетрудился, - язвительно.
- Ну...
- Так, ладно, я не о том хотел спросить.
- Я рад.
- Не перебивай.
- Слушаю. – Серьезно.
- За что...
- Ну, так ты же сам хотел.
- Чего?
- Секса.
- Я сказал: не болит!
- Прости. Продолжай.
- За что ты... так не любил драконов?
Молчание. Поворот головы. Блеск его черных глаз.
- Не любил.
- ?
- Прошедшее время.
- А сейчас...
- Люблю. – Сонная улыбка, его пальцы, чуть касающиеся золота волос дракона.
Наруто вдохнул и прикрыл глаза, сжимая зубы. От любого его прикосновения... всегда бросает в дрожь. Всегда. Почему так?
- Дракон сжег мою деревню. Просто пролетая мимо. Уничтожил все: семью, друзей... всех. И дом тоже.
Наруто замер, а длинные пальцы продолжали скользить в ворохе его мягких волос.
- Но я встретил тебя. И понял, что влюбился. Глупо. Нечаянно. Влюбился.
....
Улыбка, золотые коготки прошлись по щеке.
- Спасибо.
- За что? – удивленно.
- За признание. За доверие. За то, что любишь.
Саске хмыкнул и закрыл глаза.
Да не за что.

Ведь, разве это так сложно? Обменять целое море боли и ненависти на тихие спокойные вечера у камина, небольшую и немного необычную семью из двух пап и одной маленькой девочки с большими золотистыми глазами и черными кудряшками. На то, чтобы видеть, как его ребенок играет с кирием, что-то смешно лопоча под нос...
А ты сидишь рядом, читаешь толстую старинную книгу, перебирая золото волос лежащей на коленях головы любимого, и тебе улыбаются в ответ так мягко, что сердце будто сжимается в груди...

Здесь. Сейчас. И вместе с ними... он был счастлив.

А потому.
Не за что...

@темы: Хроники охотника и дракона

URL
   

Shadow

главная